про империю

После почти годовой кампании по моему домашнему сеттингу на базе чего-то, что мне казалось фейтом, я очень устал от этого мира, а вот теперь отдохнул и подумываю вернуться к нему, сделать таки невозможное и написать нормальную брошюру и даже сделать пригодную систему (фейт или *В, я еще не решил).
А пока вот для затравки зачатки той самой брошюры (есть и еще куски, но это наиболее вылизанные и связные места)

Введение

Империя, закон, порядок, цивилизация и гражданин – случайно ли все эти слова имеют в нашем языке общую основу?
Цивус Младший, ритор.


Империя – сеттинг для настольных ролевых игр, предполагающий игру в слабомагическом, умеренно реалистичном, кинематографичном антураже с упором на столкновение идеологий и социальных парадигм. Персонажи игроков – герои, отмеченные судьбой. Каждый герой обладает чертами, которые делают его тем, кто он есть, когда персонаж поступает соответственно этим чертам, он получает очки судьбы, которые позволяют ему достигать успеха там, где всем прочим поражение кажется неизбежным.
Действие сеттинга разворачивается на одном материке, вытянутом с севера на юг примерно на 1000 километров. Материк населен тремя расами – дварфами, находящимися в добровольной изоляции в горных районах, эльфами, вытесненными в результате войны на северные окраины материка и людьми, которые населяют все известные земли и являются единственной доступной игрокам расой.
Люди в этом мире объединены в единую цивилизацию с единым языком, культурой и религией. Тем не менее, политически люди не однородны и внутри империи существует ряд идеологических противостояний. Империя является результатом нескольких волн миграций и ее население состоит из трех мало смешанных между собой народов, которые, вдобавок, занимают различное положение в социуме.
Сама империя основана энейцами, именно они 8 веков назад принес на материк ныне господствующие религию, язык и культуру. Энейцы – прагматики, предприимчивые и хваткие. Среднего роста и телосложения, с небольшими головами, обычно с короткими стрижками и крупными носами. Хорошие торговцы, политики и солдаты, в современной империи они обычно принадлежат к мещанскому сословию и составляют основное население городов.
Энейцы считали, что они созданы самой природой и являются носителями и одновременно с этим манифестацией высшего закона, который вдохнула в мир божественная искра. Они видели перед собой мир, созданный для того, чтобы они могли жить в нем, а взамен они должны были распространять и утверждать в нем свои порядки, продиктованные свыше. Тот же, кто нарушал их, притягивал к себе хаос и становился его жертвой.
До прихода на материк энейцев он был населен примитивными и дикими племенами вендов. Они не имели ни письменности, ни представляющей интерес культуры и были полностью ассимилированы захватчиками по мере освоения континента. Их потомки – коренастые, крепкие и плечистые, волосатые, флегматичные, угрюмые, часто туповатые, но порой по-звериному хитрые, как правило, относятся к крестьянам.
Археологические находки так же показывают, что до прихода энейцев на поверхности встречались поселения дварфов, но еще до прибытия людей они были спешно брошены по неизвестным причинам. К моменту высадки первых людей дварфы уже ушли глубоко в горы.
Два столетия назад в Империи разразился так называемый Арканный Кризис – империю сотрясли эпидемии, массовые помешательства и появления невиданных прежде чудовищ. Империя потеряла контроль над своими провинциями, в которых воцарилась анархия. Старая императорская династия пала в смуте. Много людей погибло, некоторые города были заброшены. Лишь на юге, в сердце империи, владениях императорской династии с древних времен, сохранялся относительный порядок. Легенды приписывают это достижение Неизвестному Солдату – мифическому персонажу, чье происхождение неизвестно. Считается, что он организовал граждан и восстановил спокойствие, а после пал в борьбе с хаосом. Новая династия императоров возводит к нему свое происхождение и утверждает, что ее родоначальники были сыновьями неизвестного солдата, которых он отдал гражданам перед своей гибелью.
Примерно в это же время, за-за северных гор на материк пришли виги – ранее неизвестные племена северян, немногочисленные, но храбрые, яростные и воинственные. Воспользовавшись кризисом, раздробленностью и слабостью власти, они захватили бывшие имперские провинции, сделав их своими феодами и обложив население данью. Но, выиграв на поле боя, они проиграли сражение за культуру. Повсеместно обращаясь в веру завоеванного населения, они быстро забыли заветы предков, но взамен принесли на территорию империи не существовавший здесь прежде феодализм.
Виги внесли существенный вклад в преодоление кризиса в бывших имперский провинциях – руководствуясь своими традициями, они безжалостно преследовали магов, ранее вполне вольготно живших в Империи и щедро одаривавших ее плодами своих трудов и эффективно поддерживали порядок на захваченных территориях, что обеспечило покой, стабильность и благодарность покоренных.
Сто лет назад феодалы были вынуждены присягнуть на верность тогдашнему Императору, который взамен обещал защитить их от набегов эльфов, которые к тому времени вторглись с восточных границ Империи на их территории, и занимались там грабежами и партизанской войной. Хорошо обученные регулярные войска старой империи сумели сделать то, с чем не справились дружины феодалов – остановить эльфийскую агрессию и вытеснить их в трудные для жизни северные предгорья, где оставшиеся в живых эльфы были вынуждены подписать мирный договор и покориться императору.
Так, спустя сто лет после кризиса, новая династия объединила под собой все некогда утраченные земли. Но теперь они уже не были провинциями, управлявшимися наместниками – имперскими чиновниками. Они управлялись в значительной степени более автономными феодалами, ценившими свою власть и не готовыми ей делиться. Многие из них, будучи номинально вассалами императора, мечтают о независимости. Кроме того, хотя северяне и восприняли культуру империи, они привнесли в нее изначально ей не свойственный радикальный фундаментализм. В то время как сохранившие исконный прагматичный подход ко всему новому южане, жившие в землях императора, Метрополии, активно развивались как в техническом, так и в социальном плане, провинции, Автономия, оказались отброшены кризисом на много лет назад и законсервированы в этом состоянии неофитским фанатизмом северян.
Таким образом, современная Империя во многом отличается от той, что была до кризиса. Арканные маги были сочтены его основной причиной и истреблены, их магия попала под запрет и большая часть достижений, которыми так славилась старая империя, были забыты. Стабильность прежней системы провинций сменилась хаосом феодальной раздробленности. На смену политическому единству пришла непрерывная грызня феодалов между собой и медленно тлеющий конфликт Автономии и Метрополии – для жителей первой последняя является оплотом порока и разложения, ухода от традиций, в то время как жители Метрополии считают остальных отсталым сбродом, погрязшим в примитивной дикости.
Но все это только вершина айсберга. Те, кто способен видеть дальше прочих, понимают, что все это – лишь ширма, скрывающая куда более значимые вещи, и что Империя стоит на пороге новых потрясений. Сумеют ли люди пройти через них, или эльфы не просто так при подписании договора сказали, что их время еще наступит? 

Религия

Мы знаем, что нарушение закона влечет за собой наказание. Но где кончается закон и начинается традиция?
Лаурих, архитеолог


Важнейшим, центральным элементом имперской культуры является религия. Понимание ее основных принципов необходимо для понимания всей остальной культуры. Во что же верит житель империи?
Согласно классической космологии, некогда в мире не было ничего, кроме хаоса. В хаосе не существовало ни времени, ни пространства, но была потенция – возможность к существованию для всего, что может существовать. Так из хаоса самозарождается божественная искра – суть идеальное и высшее. Зарождается потому, что идеальное, которое не существует, не является идеальным.
Божественная искра не является богом, как персонифицированной сущностью, но является первопричиной бытия, высшим законом всего сущего, тем, что преодолевает хаос. Будучи идеальной, искра не терпит хаоса, они противоположны друг другу и потому искра упорядочивает хаос, создает пространство и время, в котором возможно противостояние хаосу и энтропии. Творение в данном случае не есть проявление воли творца, потому что искра не имеет воли, но есть неизбежное следствие существования искры. Такими же неизбежными следствиями являются и появление ойкумены и жизни в ней – жизнь – то, что преодолевает энтропию изнутри, то, что препятствует ее неизбежной победе. Вершиной развития жизни является человек, но не просто человек, а человек, осознающий свою миссию в мире и идущий по положенному пути, все прочие не заслуживают называться людьми.
Разумеется, обыватель редко забивает себе голову высшими материями и обычно миф для него сводится к неизбежности возникновения мира, как следствию существования высшего закона.
Из этого мифа было сделано несколько выводов, которые стали основным фундаментом имперской религии:
1. Мир создан для человека, а человек – чтобы править миром и поддерживать там высший порядок.
2. Существует высший закон и соблюдать его – основной смысл человеческого бытия.
3. Нарушения высшего закона влекут за собой последствия в виде торжества хаоса и энтропии.
Что же такое «высший закон»? Его ядром служат базовые моральные ценности и представление об империи, как единственно правильном варианте государства. Но за пределами очевидного начинается обширная «серая зона», область, где нет четких ответов на вопросы о дозволенном.
Свод канонической литературы включает в связи с этим не только исходные священные книги, но и многочисленный список комментариев, а так же полемических трактатов относительно вещей, не являющихся очевидными.
Приходские священники являются обычно для своих прихожан главными авторитетами в вопросах высшего закона, а регулярные службы сопровождаются проповедями на важные темы.
Хоть религия империи и не содержит персонифицированного божества, она включает в себя ряд святых. Что значит «быть святым» в рамках данной религии? Свят тот, кто является эталоном определенного поведения, образцом для подражания, тем, чьи поступки следует повторять. Люди не молятся божественной искре напрямую, но часто обращаются с молитвами к святым, прося о наставлении или вдохновении.

История

Цивилизация не может существовать без истории.
Лупий, имперский историк.


Уже на момент основания империи энейцы имели культуру, достаточно развитую для адекватного понимания роли истории. Поэтому с одной стороны мы имеем хорошо задокументированную подробную хронику, которая велась прекрасными специалистами. Но с другой стороны, и это необходимо понимать, эта хроника идеологизирована и служит не только научным, но и политическим интересам. Там, где это возможно, мы будем стараться комментировать указанные события не только с официальной, но и с альтернативной точек зрения
0 год, Высадка. Флот энейцев подошел к южным берегам континента, к полуострову, в дальнейшем ставшему Метрополией. Хроники приводят подробный список почти тысячи кораблей, капитанов и примерную численность экипажей, но полностью опускают источник столь большого флота, делая его появление результатом непосредственного чуда, явленного божественной искрой. Указан и флотоводец, командующий флотом, причем сразу как император, при этом власть его опять-таки аппелирует сразу к божественным установлениям – он не является правителем по праву силы или наследования, он, как и все прочие энейцы, уже сотворен на своем месте. Разумеется, этот кусок летописей вызывает наибольшее количество вопросов, причем не только у скептиков, но и у вполне состоявшихся ученых. Представление о мифе творения, как иносказании, которое нельзя воспринимать буквально, постепенно завоевывает популярность, а если не воспринимать буквально его, легенда о высадке тоже начинает разваливаться на части. Скептические версии обычно уменьшают количество кораблей, вводят несколько волн переселения, а также предполагают гипотетическую прародину энейцев, место, где они сформировались, как нация и которое были вынуждены покинуть по каким-то причинам. Серьезным подтверждением этих теорий могло бы стать обнаружение какого-то иного континента, который, хотя бы теоретически мог бы быть такой прародиной, но Туманы делают подобное исследование невозможным на сегодняшний день, заодно служа серьезным аргументом в пользу сторонников буквального прочтения мифов.
1 век после высадки. В это время энейцы стремительно колонизируют открытые земли. Обнаруженных вендов покоряют при почти полном отсутствии сопротивления – максимум неповиновения, который способны выказать пассивные аборигены – уйти глубже в леса. На освоенных землях энейцы обустраиваются согласно высшему закону – земля делится на участки, продаваемые или выделяемые за заслуги, а гражданство связывается с наличием земли в собственности. На более крупном уровне территории делятся на провинции, которые управляются административным чиновником, назначенным императором. На новых землях в его задачу входит в первую очередь распределение земли и обустройство административного центра, который впоследствии расширяется до города. К концу 1 века энейцы контролировали уже половину современной территории империи.
2-3 века ПВ. Время интенсивного развития. Империя останавливается в современных границах, упершись в туман. Венды полностью растворяются среди бедных слоев общества, их характерная внешность усиливает тенденции по разделению сословий. Так же в это время территория почти полностью зачищается от всех опасных животных, которые если и остаются, то только в глухих лесах.
4-5 века ПВ. Стагнация. Золотой век старой империи. Никаких социальных потрясений, постоянный рост уровня жизни и благосостояния граждан. Затишье перед бурей.
Обратите внимание, что нам почти неизвестна ситуация с магией до этого периода. Утверждается, что она была почти всюду и магические предметы применялись повсеместно, но подлинный уровень развития магического искусства установить невозможно, потому что все документы старательно уничтожены.
493 год ПВ. Первые задокументированные сообщения о болезни, которая станет известна, как арканная чума. Симптомы – агрессивное безумие, быстро прогрессирующие опухоли и мутации.
497 год ПВ. Официальное признание эпидемии, начало Арканного Кризиса.
499 год ПВ. Император вводит военное положение. Территория императорского домена, будущей метрополии, закрывается для беженцев из автономии. На северные ворота Враоны вешается знаменитый замок, ныне выставленный в императорском музее. Начиная с этого момента никаких точных данных о событиях в автономии не поступает, вся имеющаяся информация недостоверна.
500 год ПВ. Сразу в нескольких местах империи начинают распространяться слухи о том, что к чуме причастны маги. Слухи быстро распространяются и доходят в том числе и до метрополии, где получают официальное признание. Император выпускает эдикт «Аркан», согласно которому маги должны добровольно сдаться властям. Многие из них следуют приказу.
501 год ПВ. Инквизиция, ранее занимавшаяся только преступлениями против высшего закона, формирует подразделения для охоты на магов. Церковь, вслед за императором, выпускает циркуляр с итогами расследования. Вердикт – магия не является использованием высшего закона, а лишь подделкой под него, применение аркана нарушает закон, истончает ткань пространства и уменьшает жизненную силу людей. «Болезнь» на самом деле одержимость демонами, привлеченными нарушением закона.
502 год ПВ. Одна из первых операций по захвату магов, отказывающихся подчиниться имперскому эдикту, заканчивается трагедией из-за неопытности оперативного состава инквизиции. Примерно треть Сольвы, столицы империи, оказывается в зоне магической аномалии. На ее территории в том числе императорский дворец. Император считается пропавшим.
503 год ПВ. Эпидемия набирает обороты. На каждого умершего от болезни приходится несколько человек, ставших жертвами агрессии зараженных. Именно этим годом датированы первые сообщения о появлениях в Эрдинге, принявшем на себя роль центра метрополии после сольвской аномалии, Неизвестного солдата. Историками собрано несколько сообщений из дневников и писем, в которых сообщается о загадочном человеке, якобы появлявшемся перед людьми и отдающем приказы, а затем снова исчезавшем. В некоторых сообщениях указывается, что у человека на груди висят два младенца.
504-508 годы ПВ. Жители Метрополии постепенно восстанавливают порядок. Карантин, оцепления, комендантский час и прочие меры делают свое дело. В народе крепнет вера в то, что все эти меры – заслуга Неизвестного Солдата, который появляется везде, где нужна его помощь и берет на себя руководство людьми. Из многочисленных сообщений тех времен складывается основная часть «Легенды о Солдате», позже включенной в корпус канонической литературы. Большая часть сообщений рассказывает о том, как перед людьми, нуждающимися в помощи, появляется неизвестный мужчина, среднего телосложения, с возрастом около 40 лет, коротко стриженный, в потертой форме легионера, с манерами унтер-офицера и в сопровождении двух детей, который берет на себя командование, а после уходит прочь. Последние сообщения обычно содержат сцену гибели солдата, который умирает, сдерживая одержимых и позволяя остальным спастись, а после смерти преображается. Во время процессов по канонизации все эти сообщения, кроме одного, были признаны ложными. В том, которое считается истинным, детей забирают с собой спасающиеся люди.
509-518 год ПВ. В метрополии смутное время. После исчезновения императора трон последовательно занимают его дальние родственники, но никому не удается удержаться у власти надолго. Кроме того, немалое количество авантюристов пытается выдать себя за наследников, а порой и за самого императора. Идут споры о переходе к республике.
518 год ПВ. Появляется с десяток детей, утверждающих, что они – чудом спасшиеся дети Неизвестного Солдата. Один из них действительно проявляет необычную силу внушать доверие и преданность тем, с кем говорит. Все прочие претенденты после встречи с ним отказываются от своих слов. Только один продолжает утверждать это. Между детьми происходит ссора, в которой необычный мальчик убивает посмевшего возражать, а после признает в убитом своего брата. Подросток требует для себя императорскую власть, заявляя, что он – единственный из живущих, кто достоит этого титула. Поскольку отрицать силу его величия невозможно, его помазывают на царство. Порядок в метрополии официально восстановлен.
519 год ПВ. После 20 лет изоляции замок с ворот Враоны торжественно снят. За воротами они обнаруживают новую политическую ситуацию – оставленные на произвол судьбы провинции заняты пришельцами с севера – вигами, которые сумели справиться с анархией после эпидемии и выстроить новые властные структуры взамен утраченных и не собирались отдавать честно завоеванное.
5 век ПВ. Метрополия и Автономия вынуждены выстраивать отношения заново – уже как соседи. За это время в автономии окончательно формируется феодализм, а в метрополии Император проводит политику, нацеленную на промышленную революцию. Сельское хозяйство переориентируется на скотоводство, мелкие крестьяне разоряются и отправляются на заработки в города, избыток дешевой рабочей силы способствует развитию городской промышленности. У Императора рождается двойня и видя в этом зловещий знак, напоминающий ему о конфликте с братом, он учреждает конклав, который должен будет выбрать из двух детей наследника, когда придет время. В конклав он назначает своих приближенных. Вместе с тем в народе это считают подтверждением родства императора и Неизвестного Солдата. Феодалы Автономии подписывают пакт о церкви, согласно которому учреждается Синод – совет патриархов церкви. Синоду выделяется в вечное пользование территория, отрезанная от самого крупного Бонского королевства, что крайне возмущает его короля. Церкви запрещено владеть каким-либо имуществом за пределами патриархии и какими-либо войсками, кроме внутренней стражи. В то же время император утверждает себя в качестве верховного иерарха церкви метрополии. Церковь автономии соглашается признать это при условии, что новый титул императора будет равен титулу патриарха. Избранный конклавом наследник императора обнаруживает у себя способности отца.
605 год ПВ. С северо-восточных границ автономии начинают приходить сообщения о налетах неизвестных ранее гуманоидов, пришедших из-за Туманов. Гуманоиды имеют характерные длиные уши, узкие глаза и изящное сложение. Пленных не берут, сжигают поселения, забирают только провизию.
606-608 годы ПВ. Феодалы автономии безуспешно пытаются противостоять вторжению. Привычные к боевым действиям в открытом поле, столкновениям лоб в лоб, дружины плохо справляются с партизанской тактикой эльфов, использующих внезапные налеты и стремительные отступления. Войскам феодалов для успешной войны определенно не хватает организованности и стратегического мышления.
609 год ПВ. Феодалы обращаются за помощью к метрополии. Император, правнук Неизвестного Солдата, соглашается, но требует формальной присяги на верность метрополии, что де-юре восстановит империю, как единое государство. После согласия феодалов он высылает им в помощь несколько легионов, которые демонстрируют дружинам, на что способна регулярная профессиональная армия. Легионы берут отряды эльфов в кольцо, не брезгуя при необходимости выжигать леса, в которых они скрываются и упреждающе уничтожать посевы, чтобы лишить эльфов провизии. Позже Генерал Антоний скажет, что эту войны выиграли интенданты, организовавшие снабжение легионов и позволившие им простоять на выжженной земле дольше эльфов. Эльфы вытесняются на север, в предгорья, там они подписывают капитуляцию и сдаются на милость императора. Император велит им прислать себе на службу сотню эльфов и запрещает остальным покидать резервацию без особого разрешения.
6 век ПВ. Время нового расцвета метрополии. В то время, как автономия погрязает в консерватизме, земли императора активно развиваются. Социальные и промышленные технологии позволяют наконец приблизиться к докризисному уровню жизни, который был обеспечен повсеместным применением магии. В метрополии развивается банковская система, рыночная экономика, городское самоуправление. Города превращаются в промышленные мегаполисы. Обратной стороной производственной экономики становится дефицит ресурсов и продовольствия – метрополия становится крайне зависимой от поставок из автономии и по сути превращает ее посредством торговых манипуляций в свой сырьевой придаток.
695 год ПВ. Король Холлфельда публично объявляет, что правит королевством не с позволения императора и не по его благословлению, но по праву силы и наследия. Метрополия объявляет Холлфельду войну и выигрывает ее в кратчайшие сроки. Отсутствие серьезных сражений и то, что король капитулировал еще до подхода вражеских войск к столице и после взятия только одного ближайшего к границе города Виля рождает слухи о том, что война заранее спланированной акцией. Противники этой теории упирают на то, что Виль был не просто оккупирован, но почти стерт с лица земли артиллерией.
702 год ПВ. Династический кризис в Абле приводит к затяжному военному конфликту на территории королевства между различными претендентами на престол.
706 год ПВ. Бон объявляет войну Патриархии, требуя вернуть земли, полученные ей по церковному пакту. Коалиция под началом Тезара дает решающий бой на подходах к Святому Граду, армия Бона разгромлена.
709 год ПВ. Тезар обьявляет о готовности начать войну с Боном, призванную положить конец его притязаниям на лидерство в автономии. Формально поводом является необходимость покарать Бон за агрессию по отношению к церкви. Стороны активно собирают вокруг себя союзников, война грозит стать самым крупный конфликтом в автономии за последние 100 лет. Ситуация разрешается, когда в разжигании войны обвиняют еретический орден серых юстициаров. Орден разгромлен во время операции объединённых отрядов Бона, Тезара и Холлфельда, что позволяет всем сторонам разойтись миром, не потеряв лица.

7 комментариев

avatar
Вроде любопытно, на первый взгляд. Только вот эльфы и гномы, лично для меня сразу дают несколько минусов для восприятия. Уж очень надоели эти расы. Слишком заезжены они. Есть ощущение, что хватит их уже юзать :) Но это мое лично имхо.
avatar
Ну тут они не предназначены для игроков и я не могу их выкинуть, потому что на них завязаны некоторые важные моменты сеттинга. Так что они на заднем плане маячат всего лишь. Эльфы более менее прописаны, с гномами беда, потому что не вижу для них интересного образа. А выкинуть по вышеупомянутой причине их нельзя.
avatar
А каким образом «племена» вигов «принесли» феодализм в Империю?

А вообще интересно. С удовольствием прочитал от начала и до конца.
avatar
таким же, каким франки принесли его в галлию — ведь вся эта история в значительной степени калька с переселения народов
пришли, захватили, превратили колонов в крепостных, обложили города данью, взамен предложили более-менее внятное и связное управление на большой территории
племенные вожди превратились в сеньоров, их дружинники в вассалов, которых сеньор награждал за службу ленными владениями
Комментарий отредактирован 2014-12-18 12:18:02 пользователем nekroz
avatar
Меня просто смутило слово «принесли» — сразу кажется, будто он у них уже был, и они его притащили.

Тогда как в случае с франками (как ты сам и пишешь «племенные вожди превратились в сеньоров, их дружинники в вассалов») феодализм возник уже на месте, после завоеваний. Могу предположить, что в случае с вигами имелось в виду то же самое.
avatar
да, слово я подобрал неудачное. Но имелась ввиду именно ситуация с франками
avatar
Тогда всё ясно и логично.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.