У меня будет свой West Marches, с хартбрейкером и авантюристками (ч.2 и 3)

Отыграли вторую и третью сессии. Вторая вышла не такой будоражащей, как первая, зато задорной, с привкусом удалого погрома. А на третьей сессии герои наконец достигли Одинокой ели и копнули тёмную историю Тельмовой топи.

А ещё к нам присоединился новый игрок, и знаете что? Имя его персонажа тоже начинается на «А»!
(Команда А4 — вперёд! (: )

P.S. Под катом кусочек разведанной карты и большая простыня текста.



Персонажи

Арголл Второй — громогласный гном-боец, шкафообразный комодообразный и вооружённый огромным топором. Арголл — яркий пример того, что суммарный объём бицепсов и головного мозга есть величина постоянная. А бицепсы у Арголла — ого-го!
Бездумно ищет приключений, возможно по причине буйного нрава, а возможно потому, что осесть где-либо ему не дают местные жители и представители закона.

Алеш — эльф-мастер на все руки, специалист по выживанию, замкам и ловушкам, с тугим луком (с лопнувшей тетивой) и двуручным мечом наперевес.
Авантюрист, каких свет не видывал. Пускается во все тяжкие ради пары сребреников, не страшась ни чёрта, ни стражи.

Ахтак — человек, паладин Мунга Неистового, выращенный племенем орков, со всеми вытекающими последствиями для мыслительных способностей.
Ахтак дал обет использовать в бою только одну руку. В силу обстоятельств он физически не способен нарушить данный обет, лишившись руки в минувшем походе на болота. Что, впрочем, не умалило его оптимизма и жажды битвы, во имя Мунга!

Алленари — эльфийская колдунья, специалист по боевой магии, жаждущая экспериментов в области некромантии. Задумывается о карьере некроманта-таксидермиста.
Алленари обладает ценным талантом провоцировать и поддерживать безобразия, оставаясь при этом чистенькой, но снимая все сливки. Спутники пока старательно этого не замечают, так как ценность колдуньи для отряда неоспорима.

Возвращение в Анталин или Твори бардак, мы здесь проездом

Ранним вечером в единственную крупную таверну Анталина под названием «Полная пинта» (в простонародье «ПП») ввалилась колоритная компания из двух хорошо вооружённых субъектов, заляпанных грязью и засохшей кровью, причём у одного из них не было правой руки (колдунья Алленари осталась снаружи, то ли не желая дышать «ароматами» таверны, то ли предчувствуя грядущие непотребства).
Появление в таверне Ахтака и Алеша неминуемо привлекло внимание завсегдатаев, а также внимание вооружённого гнома, сидевшего за одним из столов в гордом одиночестве.
Гном и вернувшиеся с болот герои сразу опознали друг в друге коллег, идущих по кривой дорожке авантюризма. Наскоро познакомившись (гном отрекомендовался Арголлом Вторым), они заключили пакт о ненападении и соглашение о сотрудничестве в одном флаконе.

Арголл также поделился с новыми приятелями услышанными слухами о том, что пару лет назад кто-то перекопал кладбище Анталина, а потом начали пропадать люди. Местный правитель пригласил группу опытных наёмников из гартилорской Гильдии наёмных мечей, они ушли кого-то ловить на болотах, и люди пропадать перестали, но и сами наёмники не вернулись.

Далее началась фантасмагория.

Ещё по пути в город герои твёрдо решили разжиться деньгами, чтобы пополнить снаряжение и что-нибудь сделать с рукой Ахтака (восстановление утраченных конечностей возможно с использованием высокорангового жреческого заклинания, но в храмах эта услуга стоит огромных денег).
Понимая, что в маленьком городке навряд ли найдётся состоятельный работодатель, группа решила пойти по пути реквизирования имущества у состоятельных слоёв населения.

Алеш расспросил завсегдатаев на предмет местных торговых заправил и выяснил, что вон один из них, в центре зала сидит. Ахтак тем временем нашёл среди местных выпивох благодарных слушателей и начал травить байки про поход на болота, угощаясь за счёт публики.

Эльф взял пару пинт и пошёл к коммерсанту «знакомиться». Чуть ли не насильно угостив перепуганного торговца и задав пару вопросов ни о чём, Алеш стал прощаться, по-братски облапив коммерсанта и попытавшись незаметно снять с него кошелёк…
Критический провал! Алеш поскользнулся, неловко, но сильно дёрнув руками. Шнурок с треском лопнул, и кошелёк полетел по крутой дуге через весь зал. Торговец дёрнулся бежать за улетевшим имуществом, но споткнулся о подставленную эльфом ногу и рухнул.

Алеш рванул к выходу, подхватил многострадальный кошель и выскочил за дверь. Коммерсант поднял с пола разбитую физиономию и было загнусавил «Держите вора», но был грубо вздёрнут на ноги железными руками гнома Арголла, который прохрипел страшным шёпотом: «Ты назвал моего друга вором?!» (изумительно пройденная проверка Угрозы, Арголл вообще мастер по этой части).
Ограбленный торговец опал с лица и дрожащим голосом публично заявил, что ошибся и ни к кому претензий не имеет.

После всех треволнений несчастный коммерсант о чём-то переговорил с двумя крепкими мужиками из числа посетителей таверны и удалился в их сопровождении. Арголл выждал пару минут и последовал за ушедшими, вместе с ним пошёл Ахтак, напоследок спешно набивший рот дармовыми харчами.

Колдунья Алленари всё это время стояла на улице, любуясь восхождением луны и наблюдая за творящимся безобразием со стороны. Когда гном с паладином на её глазах отправились вслед за сердитым хорошо одетым пузаном и двумя дуболомами, она последовала за ними на почтительном расстоянии. Вслед за колдуньей двинулся и Алеш, который вернулся, убедившись в отсутствии погони.

Герои на удивление хорошо откидались на бесшумное перемещение, и не были обнаружены преследуемой «дичью».

Новоявленная ОПГ благополучно проследила торговца до его дома, где тот расплатился с сопровождающими и заперся на засов. Беглый осмотр дома показал, что он состоит из торговой лавки и жилого помещения, узкие окна которых оказались непригодны для проникновения.
Алеш извлёк на лунный свет свой инструментарий взломщика и попытался поддеть засов снаружи, но (критический провал!) отмычку заклинило в щели.
Понаблюдав за мытарствами эльфа, выковыривавшего дорогостоящую отмычку из дверного проёма, Арголл пожал плечами и достал кувалду. От могучего удара дверь с громким треском лопнула пополам, но осталась висеть на петлях и засове. Остальные участники ночного налёта воззрились на гнома так, будто он вылил ночную вазу в общую бочку с мёдом, секретность операции летела ко всем чертям.

Буквально через минуту улицу осветили факелы городской стражи. Завидев блюстителей закона, Алеш нырнул в тёмный переулок, гном умчался вверх по улице («Арголл бежать!»), а паладин с колдуньей сделали вид, что они просто прогуливаются, и вообще только пришли.

Во всех скользких ситуациях Алленари начинала рассказывать, что она тут проездом и направляется к своему дяде в ближайшую деревню. При этом роскошно одетая эльфийка держалась так, что никто не рисковал подвергать сомнению эту шитую белыми нитками ложь.

Небольшой отряд из трёх стражников приблизился несколько нерешительно, вроде бы место преступления налицо, подозреваемые тоже, но они почему-то не убегают и держатся чересчур уверенно.
После коротких переговоров, в ходе которых стражники предлагали подозрительной парочке покинуть улицу, а герои настаивали на своей непричастности к происходящему, Ахтак огорошил служивых предложением забрать его в тюрьму. Окончательно сбитые с панталыку блюстители порядка согласились, рассудив, что одна оставшаяся женщина ничего не натворит.

Ахтак изначально не горел желанием участвовать в налёте, а тут ему представилась возможность умыть руки и одновременно помочь спутникам, отвлекая стражу. А в тюрьме сейчас ужин, макароны дают.

Вообще, я был несказанно рад, что герои предпочли спрятаться или отбрехаться и не полезли в драку. Стражники — ребята ленивые, но тренированные и хорошо снаряжённые. Даже имея превосходство в численности, герои имели все шансы об них убиться.


Убедившись, что опасность миновала, гном и эльф вернулись на место преступления, и Алеш наконец смог справиться с засовом, использовав пролом в двери.
Когда эльф осторожно приоткрыл дверь, и полоска лунного света легла на половицы торгового зала, волосы взломщика взъерошил арбалетный болт, пущенный из тёмного угла. Бледный как смерть хозяин лавки, спотыкаясь о собственный самострел, на карачках бросился в жилую часть помещения и заперся уже там. Алленари бросила в беглеца заклинание сна, но в крови торговца было слишком много адреналина.

После бегства лавочника налётчики по-хозяйски вошли в лавку и начали рыться на полках. Алеш пытался отыскать ящик с выручкой, но такового не обнаружил, а в следующий момент схлопотал арбалетный болт пониже спины.
Дверь жилого помещения снова захлопнулась за стрелком. Торговец, которого опрометчиво посчитали деморализованным, оказался отчаянным малым.

Понимая, что сейчас заново заряженный самострел смотрит на дверь, Арголл взвесил любимую кувалду в руках, чуть разбежался и одним ударом проломил стену слева от дверного проёма («Арголл крушить!»)!

Кувалда давно полюбилась игрокам, так как даёт большой бонус к разрушению окружающих объектов. А игроку Арголла полюбился образ всесокрушающего гнома :)

После такого несчастный коммерсант, с ног до головы обсыпанный пылью и побелкой, опустил оружие и пропищал что-то вроде «я всё отдам, только уйдите». Самострел перекочевал в рюкзак Алеша, а торговец был связан и обеспечен надёжным кляпом.

Тем временем паладин Ахтак устроился на бесплатный ночлег в прохладной, но сухой тюремной камере, получил бесплатную тюремную пайку и решил, что жизнь-то налаживается.

Обыскав жилое помещение в доме лавочника, Алеш выволок из-под кровати вожделенный денежный ящик и принялся ковыряться с замком. Запорный механизм мелодично щёлкнул, открываясь, и тут же взломщик получил мощный удар тремя гибкими стальными лезвиями, скрывавшимися в крышке сундучка. Алеш ушёл в «минуса» и пал наземь без сознания.
Не спеша откачивать союзника, Алленари изящно переступила через его тело и принялась потрошить денежный ящик, найдя в нём горсть серебра и целых четыре золотых (большие деньги!).
Прикарманив монеты, колдунья влила в рот эльфа лечебное зелье, и тут герои услышали доносящийся с улицы далёкий топот и звуки команд, в окнах появились отблески факельного света.

Понимая, что настала пора рвать когти, Алеш схватился за меч, твёрдо вознамерившись избавиться от свидетеля, но на его руках повисли колдунья и гном с криками «не смей!» и «это мокруха, братан!».
Налётчики похватали с полок первое приглянувшееся добро (Арголлу досталась новенькая кожаная броня, а эльф захватил связку пружинных ловушек) и бросились к выходу.
Два отряда стражи по пять душ каждый сходились к дому лавочника с разных концов улицы. Налётчиков брали в клещи.
Быстро оценив возможные пути отступления, Алеш рванул на противоположную сторону улицы, где вход в подворотню был заколочен досками, прогнившими в нижней части. Эльф рыбкой сиганул в основание деревянной преграды, пробив собой брешь в гнилых досках, и вверил судьбу ногам. Его примеру последовали и Арголл с Алленари.

Несколько удачных бросков — и герои выскользнули из хватки стражи как намыленные!
Строго говоря, я специально не стал задирать сложность побега, а то мы в эту сессию так и не добрались бы до болот ;)


Спустя пятнадцать минут заполошного бега и петляния по городским задворкам, герои оторвались от преследования и оказались на окраине Анталина. Далее они решили разделиться, условившись о встрече в местном храме, так как именно туда должен был прийти отпочковавшийся паладин:
— Алеш (как самый приметный после истории с кошельком) нашёл укрытие в заброшенной конюшне, состряпав царскую перину из прелой соломы;
— Арголл вернулся в «Полную пинту», помог хозяину выпереть засидевшегося пьянчугу и потребовал комнату, заплатив вдвое со словами «я пьяный проспал здесь весь вечер и всю ночь, ясно?»;
— Алленари же отправилась в местный скромный храм Троих Отцов, пропела свою песенку про деревенского дядю и выбила келью на ночь, посулив пожертвование.

Наутро, долго ли, коротко ли, герои собрались в храме. Алеш по пути зашёл к оружейнику и заменил тетиву на луке, Алленари успела скупить в храме все лечебные зелья, а паладин беспрепятственно покинул камеру (сам пришёл — сам ушёл), наслушавшись в сторожке историй о ночной облаве на своих коллег.

Собравшись вместе, подсчитав барыши и слегка надавив на местного жреца, герои наскребли необходимую сумму (почти пятьдесят сребреников!), чтобы вернуть Ахтаку руку. Служитель культа поначалу артачился, не желая помогать иноверцу, но, увидев деньги, бодро извлёк на свет божий необходимую утварь, согнал певчих, и приступил к ритуалу. Через час дело было сделано.

Получив почти всё, за чем пришли, герои спешно покинули Анталин, благополучно избежав внимания стражи.

К Одинокой ели, вторая попытка

В полдень герои выдвинулись по знакомому маршруту к ведьминой хижине, чтобы пополнить запас лечебных зелий, а затем отправиться на покорение Одинокой ели.
Ночь застала отряд посреди болота. Найти поблизости удобное место для ночлега не удалось, и героям пришлось расположиться прямо на трясине.
По пути Алеш обнаружил следы болотных клопов, столкновение с одним из которых едва не стоило ему жизни, поэтому лагерь был по возможности укреплён: по периметру разложили охапки сухой болотной травы, оставив узкие проходы, в которых эльф установил свой любимый капкан и ловушки, добытые при налёте на торговую лавку.

Предосторожности оказались к месту — неся стражу в свою очередь, паладин Ахтак сонно щурился на звёзды и почёсывал ляжки, когда раздался щелчок сработавшей ловушки и хруст пробитого панциря. Пара огромных болотных клопов лезла через травяную баррикаду с твёрдым намерением устроить поздний ужин.
Ахтак криком разбудил спутников и бросился в атаку, стойко выдержав струю клоповьего газа в лицо.
На этот раз удача была на стороне героев, и хищные насекомые были уничтожены за пару ходов, коротконогий гном даже не успел добежать до противника.

На следующий день отряд благополучно добрался до хижины ведьмы-оборотня и выменял единственное имевшееся у неё зелье на провизию. Отсюда начался поход на северо-восток в поисках разбойничьего клада Тена Висельника.

Почти все (или уже все?..) персонажи имеют навык охоты, поэтому в пути всегда с переменным успехом добывают себе пропитание, экономя пайки.

К вечеру герои достигли памятного огрызка древней дороги, где несколько дней назад едва не сложили головы, а паладин остался без руки. На этот раз за осыпавшимися камнями брусчатки сидела в засаде пара болотных клопов (опять), которые были вовремя обнаружены и ликвидированы без потерь.
Зачистив местность, отряд устроился на ночлег на небольшом острове в стороне от дороги.

Благодаря рандомной накидке случайных столкновений, клопы преследуют героев с завидным упорством. Благо хоть в дальнейшем противники разнообразились.

Бурлящая топь

Наутро герои снова двинулись на северо-восток. Спустя несколько часов отряд добрался до водоёма, заполненного тёмной жидкой грязью, на поверхности которой вздувались и громко лопались крупные пузыри.
Шагах в двадцати от берега герои разглядели островок, на котором привалившись к гнилому пню сидел скелет, сжимавший в руке что-то тускло блестящее.

Содержимое водоёма оказалось слишком топким, чтобы по нему плыть, а материала для плота поблизости не оказалось, поэтому решено было положиться на эльфийскую ловкость. Алеш скрутил пару небольших фашин и привязал их к ногам, получив некое подобие снегоступов.
Быстро перебирая ногами, чтобы не успеть увязнуть, эльф пошлёпал к острову под ободрительные крики спутников.

На острове обнаружились жалкие останки плота, на котором, видимо, сюда добирался покойник. Сам покойник, дочиста обглоданный местными жителями, сжимал в костяных руках заржавленный до неузнаваемости нож и золотое ожерелье с крупным рубином.
Схватив драгоценную находку и убедившись, что плот повторной эксплуатации не подлежит, Алеш побежал обратно. Когда до берега оставалось шагов десять (нормальных шагов, а не шлёп-шлёп по жиже), путь эльфа преградило изогнутое крутой дугой змеиное тело в пол-обхвата толщиной, поднявшееся из топкой грязи. В следующий миг исполинская змея набросилась на Алеша со спины, но эльф сумел увернуться и отбежать на пару шагов, спотыкаясь о собственную «обувь».

На берегу началась маленькая паника. Ахтак схватил ближайшую корягу, обвязал верёвкой и закинул поближе к начинавшему тонуть Алешу, но длины верёвки не хватило. Арголл быстро поджёг факел и бросил в морду змее в надежде отвлечь, а если повезёт — то поджечь болотные испарения, но факел бесславно утоп в грязи. Алленари удачно метнула огненную стрелу, но от второго пламенеющего снаряда тварь смогла увернуться.

Ход змеи. Она молниеносным броском обвилась вокруг Алеша, беря в захват, и (критический успех!) впилась зубами в его лицо. Алеш снова падает «в минуса» (у эльфов интеллигентное телосложение, и количество ЗД [хитпоинтов] не так чтобы большое).
Ахтак сорвался с места и побежал на помощь соратнику, с трудом вырывая ноги из алчно чавкающей топи. Алленари осыпала змею магическими снарядами, отвлекая от сомлевшего эльфа, а Арголл ухватился за конец верёвки, готовый вытаскивать товарищей, как только те до неё доберутся.

Уже подпаленная магией змея переключилась на подбежавшего паладина, со второй атаки прокусив Ахтаку плечо и впрыснув яд. Паладин, медленно погружаясь в бурлящую пучину, воззвал к Мунгу, исцеляя Алеша и нейтрализуя яд в собственной крови.
Схваченный змеёй эльф, придя в себя, извернулся и сумел освободить из захвата руки с двуручным мечом, а затем нанёс мощный удар, едва не перерубивший болотное чудище пополам. Следующим ходом Ахтак обрушил на голову змеи свою булаву, вминая зубастую харю в топкую грязь, где она и осталась.

Кольца змеиного тела обмякли, медленно погружаясь в болото, а герои поспешили ухватиться за верёвку и при помощи Арголла выбрались на твёрдую землю, тяжело дыша и благодаря богов за очередное спасение.

Не успели эльф с паладином отдышаться, как Алленари уже завладела ожерельем. Украшение состояло из шести золотых медальонов и оправы с камнем, на каждом медальоне была выгравирована эмблема сияющего меча. Пятнадцать минут изучения и осторожных экспериментов позволили определить, что ожерелье зачаровано.

Украшение оказалось вместилищем заклинания Мерцающий щит — при любой внешней атаке вспыхивает полу-прозрачный защитный купол, а с одного из медальонов исчезает гравировка меча. Эмблемы снова проявляются на медальонах по 2 в сутки.

На этом закончилась вторая сессия. На третью мы внезапно собрались уже на следующий день, потому и объединённый отчёт

Одинокая ель и разбойничий клад

Соскоблив с сапог грязь Бурлящей топи, герои продолжили движение к Одинокой ели, которая маячила впереди, возвышаясь на болотным туманом.

Уже вечерело, когда отряд добрался до большого сухого острова, густо заросшего чахлым ельником под сенью исполинской Одинокой ели.
Осмотр окрестностей на предмет следов позволил обнаружить недельной давности отпечатки грубой обуви, оставленные человеческим мужчиной (судя по форме, размеру и глубине), а так же более свежие следы четырёхпалых лап наподобие куриных, но с перепонками и длиной в целую пядь. Группе оставалось только теряться в догадках, кто же мог их оставить.

Порыскав на острове, герои обнаружили приземистое бревенчатое строение без окон и с провалившейся крышей. Войдя внутрь со всеми возможными предосторожностями, они обнаружили массивный стол, на котором полу-лежал скелет человека с глиняной кружкой в руках, будто прежний владелец костяка присел на чурбачок и просто заснул после пары стаканов, да так и не проснулся.
Больше в строении ничего не было.
Осторожные эксперименты со скелетом показали, что вставать и набрасываться на группу он не собирается.

Помня слухи о разбойничьем кладе, герои принялись простукивать стены и пол, и вскоре обнаружили замаскированный люк, под которым скрывался изрядно гнилой, окованный позеленевшей бронзой сундучок.
Наученный горьким опытом, Алеш осторожно осмотрел и прощупал находку со всех сторон, но сундучок не был заперт и не таил неприятных сюрпризов.
Внутри оказался большой заплесневелый кожаный кошель с пригоршней серебра, которое тут же радостно поделили.

Также в сундучке нашёлся замшелый кожаный тубус и свёрток из промасленной ткани. Алленари тут же завладела тубусом, но к её разочарованию там оказались не свитки с заклинаниями, а коряво написанная записка следующего содержания:
«Всем нашим, кто ещё пойдёт этим путём.
Если не хотите тащиться на север с пустыми руками, тут есть пара интересных мест, которые я бы сам пощипал, но не охота идти одному.
В дне пути на восток есть какой-то затопленный храм. Может, это про его богатства болтают в Анталине.
А на юго-востоке, тоже в дне пути, стоят какие-то склепы. У благородных жмуров всегда есть, чем поживиться, вот только эти жмуры там на своих двоих ходят, так что дело это хлопотное.»


В промасленном свёртке оказался отлично сохранившийся нож с пугающего вида зазубренным лезвием. Как только Алеш прикоснулся к тускло блестевшему в вечерних сумерках металлу, над останками владельца избушки возник призрак, издавший пронзительный вопль.
От услышанного звука по спинам героев продрал мороз, а гном с колдуньей бросились бежать в приступе необъяснимого панического страха.

Алеш, сохранивший самообладание, пустил в духа несколько стрел, но они лишь отрывали клочки чёрного тумана от призрачной фигуры.
Когда наступил ход паладина, он благословил оружие эльфа, а затем бросился вперёд, размахивая булавой, и отхватил порядочный кусок призрачной плоти.
Завывающий дух, ставший после ударов каким-то неровным и кособоким, протянул руки к героям, отчего у тех потемнело в глазах, голова взорвалась болью, а из ушей засочилась кровь. Но тут вернулась пришедшая в себя Алленари, пославшая в противника пару огненных снарядов, Алеш выстрелил благословлёнными стрелами, а паладин довершил дело наскоро благословлённой булавой, развеяв нежить без следа.

Алеш постоянно использует прокачанный приём, позволяющий без штрафов выпускать две стрелы за одну атаку, урон при этом кидается от каждой стрелы отдельно. Получилось, что увеличение урона по нежити, полученное от благословения оружия, учитывалось дважды. Это было неожиданно, но круто :)

Разделавшись с призраком, герои от греха подальше спалили останки Тена Висельника (ну а кто это ещё мог быть?), а затем устроились на ночлег в его бывшем жилище, забаррикадировавшись столом и установив ловушки.
На сон грядущий была ещё раз изучена записка. Всеобщим голосованием решили пока не возвращаться в Анталин (тем более там ждёт стража и пострадавший торговец), а идти искать затопленный храм.
Ночь прошла спокойно.

К Утонувшему капищу

Следуя указаниям в записке из тайника Тена Висельника, герои двинулись от Одинокой ели на восток.
Путь пролегал по ненадёжной трясине, на которой даже порядочные хищники не водились. В какой-то момент тонкий слой почвы и травы разошёлся под ногами Алленари, и она с головой ухнула в тёмную воду. Пока спутники вытаскивали колдунью из бочага, она успела нахлебаться и скоро почувствовала, что её лихорадит, но путь продолжить смогла.

Одна из тех случаек, когда персонаж, вляпавшийся в историю, определяется броском кубика (: Но всё было честно — никто не прокинул обнаружение опасности, а колдунья не прокинула Выносливость против болезни.

После полудня путь героям преградила полоса открытой тёмной воды шириной в полдюжины шагов. Едва заметное течение несло палые листья и мелкий сор с юга на север.
Не спеша соваться в воду, Алеш извлёк из рюкзака добытую ещё вчера утку, которая уже начала попахивать, привязал к ней верёвку и закинул в проток.

Спустя пять минут никто так и не клюнул, и Арголл, уставший наблюдать за рыбалкой, обвязался другим концом верёвки и поплыл, благополучно достигнув противоположного берега.
Алеш, как рачительный хозяин, спрятал тухлую утку обратно в рюкзак и быстро преодолел водную преграду, игнорируя натянутую гномом и паладином верёвочную переправу.
Дальше настала очередь Алленари. Лихорадящая эльфийка кое-как поплыла, цепляясь за верёвку, и второй раз за сегодня окунулась с головой, но была оперативно выдернута на берег.
Ахтак поплыл как топор. Но перед заплывом он обвязался всё той же верёвкой, и благодаря ей достиг места назначения.

Отряд продолжал двигаться на восток, обсыхая на ходу. На закате, пробираясь через густые заросли болотных трав, герои услышали хлопанье многочисленных крыльев и пронзительные крики. Из опускающегося тумана появилась целая стая огромных летучих мышей, чьи злобные глазки горели красным светом.

У Ахтака и Арголла дистанционного оружия не было, поэтому в бою с летающими противниками им оставалось полагаться только на контратаки.

Нетопыри накинулись на героев со всех сторон. Вопли кровососов оглушали, а раны от их укусов не закрывались, продолжая обильно кровоточить (1к4 урона каждый ход, пока персонаж не получит какое-либо лечение).
Алленари, находясь под защитой ожерелья, поджаривала летучих мышей заклинаниями, а паладин с гномом защищали Алеша, который наполнял небо стрелами.
Сражение шло с переменным успехом. Герои смогли уложить пару нетопырей на подлёте, но скоро оказались окружены. Ахтак снова получил травму руки (на этот раз — левой) и умудрился сломать булаву, взяв на замену зазубренный нож Тена Висельника. Арголл, громогласно выкрикивая боевые кличи, отбивался одновременно от трёх-четырёх противников, истекая кровью из многочисленных ран, но держался благодаря гномьей стойкости (и горе хитпойнтов). Алешу пришлось оставить лук и взять в руки двуручный меч, которым он дотягивался до противника, но действовал менее эффективно.
Чаша весов склонилась в пользу героев, когда Алленари сумела усыпить трёх самых шустрых летучих мышей. Воспрянув духом, отряд перебил оставшихся нетопырей, а затем Арголл зарубил спящих (атака бессознательного противника наносит максимальный урон, а он у Арголла с топором просто громадный).

Стремительно темнело. Герои наскоро подлечились при помощи жреческих заклинаний Ахтака, и эльф отправился высматривать место для ночлега.
Поиски привели Алеша к заполненной тёмной водой низине, посреди которой высилась покосившаяся башенка. В больших окнах строения был виден густо заросший рыхлой окисью гонг. Вот он — искомый храм.

Утонувшее капище

Хорошенько выспавшись (помимо прочего, Алленари оправилась от лихорадки), отряд выдвинулся к обнаруженному храму.
Приблизившись к водоёму, Алеш снова бросил в воду приманку на верёвке (несчастная утка уже откровенно смердела), но на неё снова никто не клюнул.
Убедившись в безопасности водоёма, эльф закинул в окно башенки крюк-кошку, и герои по очереди забрались внутрь, набившись в тесную звонницу.

В полу башенки нашлась узкая винтовая лестница, уходившая глубже уровня окружающей воды, но остававшаяся сухой. Можно было надеяться, что помещение внизу не затоплено.
На ступенях валялись прогнившие обломки деревянного люка и солидный валун. Судя по всему, когда-то давно люк был закрыт и придавлен камнем снаружи, пока мог держать его вес. Кто и зачем мог это сделать, оставалось загадкой.

Пока другие были заняты осмотром периметра, Арголл пару секунд всматривался в темноту, куда уводила лестница, а затем громко гаркнул. Вместе с эхом снизу вернулись вопли потревоженных нетопырей.

Пора было спускаться и проверить, что таится внизу, но героям не давал покоя гонг. Ничтоже сумняшеся, вперёд снова выступил Арголл с кувалдой в руках. От сильного удара гонг издал протяжный звук, одна из цепей, на которых он был подвешен, оборвалась, а рыхлая окись осыпалась на пол, открыв древнюю чеканку.
На бронзовой поверхности была изображена пара крылатых демонов и надпись, выполненная клинописью Старого Гартилора (упразднённой более двух веков назад).
Порывшись в памяти, Алленари смогла прочесть надпись «Алор и Андан» и вспомнила, что в стародавние времена были области, где люди поклонялись демонам, которым вполне хватало сил для роли местных божков. Эта информация несколько обеспокоила героев, но не поколебала решимости идти вниз.

Начался спуск.
Алленари сотворила волшебный светоч и пустила его вниз по лестнице. Первым пошёл Алеш, предварительно измазавшийся для маскировки болотной грязью. Эльф держался на границе света, прижимался к стене и осторожно заглядывал за углы, подавая знаки остальным членам отряда, когда можно было спускаться.
Лестница вела вниз на глубину в четыре человеческих роста и заканчивалась выходом в зал, имевший форму квадрата со стороной в дюжину шагов. Светоч колдуньи вылетел на середину помещения, осветив его содержимое и мечущихся под высоким потолком крупных нетопырей в количестве четырёх штук.

Героям крупно повезло, что накануне они порубили бОльшую часть стаи. В противном случае, нетопырей в храме было бы в разы больше.

Пол зала был покрыт слоем жидкой грязи по щиколотку глубиной, в этой грязи лежала пара опрокинутых больших жаровен, и всё кругом было заляпано помётом летучих мышей.
По левую руку от лестницы располагались ворота, у основания которых высилась груда скелетов и разрозненный костей.
Прямо напротив лестницы, в противоположной стене, находилась дверь, к которой когда-то был копьём пришпилен человек. Теперь это был голый скелет с торчащим между рёбер гнилым древком.
По правую руку стоял странно надтреснутый жертвенник и высился постамент со статуями двух некогда крылатых демонов, ныне же крылья и руки статуй лежали обломками на постаменте, вперемешку с глиняными черепками, чеканной посудой и человеческими черепами. Среди этой мешанины Алеш заметил золотой блеск и, пользуясь замешательством нетопырей, прокрался к жертвеннику и постаменту.

Алеш извлек из груды обломков у ног статуй небольшую золотую статуэтку крылатого демона с рубиновыми глазами. В этот момент нетопыри заметили стоящую на лестнице колдунью и ринулись в атаку.

Бой был недолгим, но кровососы успели снять с Алленари последние заряды защитного ожерелья и ранить паладина. Арголл отличился в бою тем, что, не имея дистанционного оружия, метал в нетопырей древнюю бронзовую жаровню, и при том весьма эффективно.

Тут я дал маху, случайно взяв не тот статблок для двух из четырёх нетопырей, из-за чего бой вышел более простым, чем планировалось. Но и опыта я за него выдал меньше;)

Истребив местных обитателей, герои принялись изучать обстановку.

Ворота оказались заколоченными снаружи. Внутрь торчали острия гвоздей, а на досках остались следы ногтей, вероятно оставленные теми, кто теперь лежал неопрятной грудой костей у основания ворот.

Каменный жертвенник был покрыт изображениями человеческих жертвоприношений, а странные трещины на нём, как и срезы на месте рук и крыльев статуй, оказались следами ударов меча. Что за оружие могло так легко рубить камень, оставляя при этом оплавленные края, осталось загадкой.

Пришпиленный к двери скелет при первом прикосновении осыпался грудой костей, увлекая за собой остатки гнилого древка, но в досках двери остался хорошо сохранившийся искусно изготовленный наконечник. Алленари без особого труда расшатала и выдернула наконечник из гнилого дерева, обнаружив на нём клеймо сияющего меча, такая же эмблема красовалась на медальонах её ожерелья.

За дверью оказался короткий коридор, разделявший два ряда металлических клеток в рост человека, со сбитыми замками. Больше в здании нечего не было, и герои пустились простукивать стены и постамент, ведь слухи обещали им сокровища, а нашлось только нетопыриное дерьмо.

Поиски увенчались успехом. В конце коридора с клетками была найдена и разбита Арголлом тонкая стенка, имитировавшая общую кладку здания.
В открывшейся нише скрывался сундук, который был со всеми предосторожностями извлечён на свет, осмотрен и взломан Алешем.
Внутри оказалось несколько ритуальных кинжалов, отлично сохранившееся чёрно-красное ритуальное одеяние, кожаный кошель и оплетённый в кожу клинописный гримуар.

Содержимое кошеля привело авантюристов в восторг — помимо нескольких драгоценных камней в нём обнаружилась целая дюжина золотых монет.
На каждого пришлось около 40 сребреников золотыми монетами, что составляет полугодовой заработок мелкого ремесленника.

Алленари, уже освежившая навыки чтения клинописи при изучении гонга, быстро пролистала гримуар и заявила, что это подробное руководство для призыва конкретных демонов — Алора и Андана — во плоти, и призвавшего ожидает исполнение всех мыслимых желаний (последнее обещание было написано чересчур восторженно, то есть вызывало сомнения). Для ритуала необходима кровь дракона, два алмаза и человеческая жертва.

Размышляя, что делать с полученной информацией и обсуждая дальнейшие планы, герои устроились на ночлег в здании храма, расположившись на винтовой лестнице башни.

На этом закончилась третья встреча

Подводя итоги
— Я постоянно забываю про броски на погодные условия. Нужно себя дисциплинировать;
— Герои добыли первые сокровища и получили новые наводки на локации в болотах. Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!
— У каждого героя есть навыки выживания и/или охоты (я специально рекомендовал их брать, иначе на болотах не выжить), в результате группа всё ещё ни разу не заблудилась и почти не тратит долго хранящиеся продуктовые пайки. Это хорошо для персонажей, но есть ощущение, что недостаточно превозмоганий ;)

17 комментариев

avatar
Строго говоря, я специально не стал задирать сложность побега, а то мы в эту сессию так и не добрались бы до болот ;)

А зря, кстати. Классный ТПК (ну частичный, раз один в тюрьме) во время ограбления смотрелся бы прекрасно.
avatar
Может и так, но мне больше хотелось вернуть игру в предполагаемое русло :)
И потом, персонажи скорее всего заперлись бы в доме и проломили заднюю стену ХD
avatar
Эх, да я понимаю. Просто что-то кровожадный стал как ДМ.
А отчёт офигенный, и игра у вас явно с душой проходит))
avatar
Это OSR-профдеформация ))
Спасибо, да, весело и бодро играется :)
avatar
Классный отчёт, видно, что писал, как и играл, с душой. А паладины у вас странные, не?
avatar
Палосрач, палосрач, ну пусть начнётся палосрач, ну пожалуйста. Вы так вернете мне 2007-ой.

Паладин орочьего бога войны. Он нифига не законопосушный, так что норм)
avatar
У нас паладины так называются за неимением лучшего слова :) По сути это вояки, облечённые доверием своих божеств (т.е. могущие в заклинания жреца).
Ну и преданность постулатам веры игрок Ахтака отыгрывает на полную катушку ))

P.S. Если повезёт, у нас появится ещё и паладин Матената — бога торговли, денег и обогащения (любым путём). Вот это будет весело 8)
avatar
Divine warriors, в общем. Ну я тоже так подумал при прочтении.
Или чемпионы. Недоумение Фобоса я понять могу, он видимо представил себе паладина как рыцаря без смираха и упрека)
avatar
Ну насчёт «без страха» — это прям в точку ))

Пожалуй, «чемпион» — таки да, более удачное слово в плане смысловой нагрузки, но, к сожалению, не интуитивно понятное.
По крайней мере мне при слове «чемпион ...(бога)» представляется эдакий крестоносец, боец-фанатик, но без каких-либо колдунских способностей.
avatar
Избранный боганейм тоже ничего.
avatar
Отличный вариант, спасибо :)
Строго говоря, в сеттинге уже есть «Избранные» (так называют жрецов, способных к божественному колдунству, простых «пастырей» именуют Славящими).
А вот ввести понятие «избранного паладина» было бы полезно (опять же, чтобы отделить от обычных религиозных вояк).

Просьба тапками не кидать, ибо сеттингозависимо :)
avatar
Мне кажется, что divine champion (божественный чемпион) достаточно узнаваемо.

Скажу больше — ИМХО всякие орденские рыцари (хоть тамплиеры хоть тевтонцы и должны иметь кастовалку при перепиливании под фэнтезятину.
avatar
ИМХО всякие орденские рыцари (хоть тамплиеры хоть тевтонцы и должны иметь кастовалку при перепиливании под фэнтезятину.

В Арс Магике, в общем случае, не имеют, хотя и тевтонцы и иоанниты и тамплиеры там есть.

К слову — почему «должны»?
avatar
К слову — почему «должны»?
Имхо же :)
И в рамках high-magic, на мой взгляд, вполне логичное.
Комментарий отредактирован 2017-11-16 12:58:50 пользователем Den
avatar
Ну — у любого ИМХО есть причины. Я не пытаюсь оспорить мнение, мне интересны его причины.
avatar
>> К слову — почему «должны»?

Извини, пропустил комментарий. Я мыслю так: что чем более служение божеству находится в сфере «моральной» — тем более мистической должна быть награда.
А чем более приземлённое служение (убить во славу 2д20 гоблинов) — тем более «физична» награда (вырасло +д4 стренжи).

ПС
Да «должны», наверное слишком сильное слово, но на мой взгляд за такую довольно много «косвенных» аргументов.
avatar
divine champion (божественный чемпион) достаточно узнаваемо
Про божественного чемпиона согласен, ёмко и интуитивно. Но, имхо, длинновато для регулярного использования :) К тому же, на мой взгляд, от такого названия слишком сильно веет героикой, что часто бывает далеко от истины. Но это уже вкусовщина.
А паладин (ну, за исключением dnd-шного растиражированного образа) — просто фанатичный последователь божества, идеи или даже смертного лидера.

тамплиеры хоть тевтонцы и должны иметь кастовалку
По поводу орденских рыцарей — тут уже сеттингозависимо. У нас скорее mid-magic, и среди религиозных деятелей, как носящих меч, так и носящих рясу, чудотворцев меньшинство. Большая часть просто воюет и просто молится, не получая особых плюшек от божества (но регулярно видя проявления Воли Его).
Комментарий отредактирован 2017-11-16 13:01:15 пользователем Den
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.