Дикий поток сознания

Дикие миры, дикие карты, дикие варвары, дикие приключения, дикие сказки, дикие испытания, дикие сюжеты, дикие проверки на прочность, дикие монстры, правила по дикости, дикие ведущие и дикие игроки. Нужное зачеркнуть, ненужное удалить, ещё раз увижу слово «дикий», буду дико беситься.
Вот такой вот дикий гон.

Irishman Dead and Curious, играем дальше

Играем по Deadlands дальше. Поскольку я начала наконец вычитывать руллбук, то про навыки местами я знаю даже чуть больше мастера. Впрочем, знать о механике всё я буду только, если мне доведётся вычитывать ещё и сеттингбук. В любом случае, дышать стало чуть легче. Узнала ещё одну деталь по игромеханике магии, но я уже привыкла узнавать что-то новое и интересное в этой области.
Партия очень странно кооперировалась. У нас практически не было светлых советов. И работали мы более или менее слаженно и согласованно. Только всё согласование лежало где-то в пласте игромеханики, а не отыгрыша. Я даже не знаю, как это внятно объяснить.
У нас в партии появился очень правильный, грамотный и прямо-таки всамделишный техасский рейнджер, что вызывает у меня лично некоторое количество восторгов.
Соответственно, мой персонаж Морис О'Морис — хексслингер, мёртвый ирландец с зелёными глазами, честный католик.
Пит Стивенсон — персонаж Коты. Британец, врач, боккор с белыми дёснами, маг и волшебник.
Йохан Мандельбаум — персонаж Лёши. Техасский рейнджер, мастер выживания, практичный молодой человек с немецкими корнями.
Мастер — Аве.

И немного карт из рукава:

Морис (которого некогда убил мистер Кент, потому что Морис поймал его на взятках): Господи, неисповедимы пути твои. Я верю, что я всё ещё топчу это грешную землю в своём бренном теле хотя бы для того, чтобы такие негодяи, взяточники и убийцы как мистер Кент, по крайней мере, удивились.

Мастер: Вы просыпаетесь от громких воплей Розы.
Морис: Что? Даже я просыпаюсь? Ты помнишь, что это достаточно сложно для меня?
Мастер: Да, даже ты просыпаешься.
Морис: Вот это женщина! Своими воплями она даже мёртвого разбудит!

В салуне:
Пышнотелая негритянка Роза, увидев призрак бармена, завопила и разбудила своими криками других постояльцев.
В помещение вошёл рейнджер Мандельбаум, и к нему тут же кинулась Роза. Мандельбаум задумчиво направил револьвер на призрака. Тем временем, со второго этажа
на крики Розы начали спускаться Морис и Стивенсон.
Мастер: Итак, на лестнице ты видишь канонического ирландца и высокого белого человека с белыми дёснами. И неизвестно, кто страшнее: призрак или этот человек.
Стивенсон: Направляю револьвер на боккора и ирландца, очень подозрительно на них смотрю.
Роза: Господа чёрные колдуны, разберитесь, пожалуйста, с призраком, пока леди Сюзанна не проснулась.
Морис (возмущённо): Эй, что вы себе позволяете, мы честные католики!
Честный протестант Мандельбаум крепко задумался…

До игры…
Хима: Да, мы оставили дневник Изекии Гримма Артуру, а посох прячем в ящике. Я не буду поддерживать устоявшийся стереотип, что если оставить квестовый предмет у неписей, то они обязательно его потеряют или потеряются вместе с ним.
Аве: Ты знаешь, у меня чаще игроки теряют квестовые предметы, нежели неписи.
Во время игры…
Морис: Выбегаем из салуна и спешим к церкви, стало быть, Артур с нами, дневник у него… Ой, на полпути к церкви я оставляю своих спутников и телепортируюсь в нашу комнату в салуне. Хватаю ящик с посохом и снова бегу к церкви.

Стивенсон: Я дуэлист.
Мандельбаум: Я, наверное, дуэлист получше тебя даже буду.
Мастер: Ну так вызовите оппонента на дуэль.
Стивенсон: А что для этого надо?
Мастер: Taunt или Intimidate.
Стивенсон и Мандельбаум: Ну и откуда мы тебе возьмём Taunt или Intimidate?
Позже…
Мистер Стивенсон и мистер Мандельбаум сражаются со страшным призраком. В вихре карт появляется Морис.
Морис: Падаль по костям развешенная, вызываю тебя на поединок! (прокидывает Taunt c подъёмом).
Стивенсон и Мандельбаум смотрят на Мориса с недоумением. У Мориса нет и не было никакого огнестрельного оружия.
Мастер: Тварь принимает твой вызов и становится напротив тебя.
Морис: (выразительно смотрит на Мандельбаума).
Мандельбаум: Я его адвокат! (далее следует техасская дуэль, Мандельбаум с раздачи набирает Full House и практически мгновенно застреливает монстра).

Артур: Заводим лошадей в церковь.
Морис: Всех 12?!
Артур: Ага.
Морис: И церковь превращается в конюшню. Впрочем, это протестанская церковь, так что ничего страшного.
Артур: Ага, ничего страшного. То есть как это ничего страшного?! (Артур вспомнил, что он протестант).

Морис: Артур уже пару раз ко мне подходил с прозрачными намёками на то, что тут всё скоро провалится к чертям, поэтому собираю всех, кто не занят непосредственно борьбой с призраками и начинаю им рассказывать сказки о доблести и отваге техасских рейнджеров.
Мандельбаум: Беру в руки звезду рейнджера, подсвечиваю её фонарём с гоустроком и направляю свет на призраков в надежде, что они испугаются. До настоящей абилки рейнджеров отпугивать нечисть звездой я ещё не дорос.
Мастер: И ты знаешь, один из призраков даже испугался и пропал.

Мастер: Вы видите, что в центре площади образовался огромный муравейник. И большие чёрные муравьи заполняют площадь.
Стивенсон: Я беру мешок с солью, запихиваю в него подожжённую динамитную шашку и бросаю мешок в муравейник.
Мастер: Прогремел взрыв, муравейник разметало по площади, и муравьи начали разбегаться во все стороны.
Стивенсон: Это они от соли?
Мастер: Думаю, это они от динамита.

Морис: Мистер Стивенсон, я уже около двух часов истекаю кровью. Вы бы не могли быть так добры и мне помочь?
Стивенсон: Присыпаю его рану кладбищенской землёй.
Морис: Ну хоть не солью.
Стивенсон: Ага, и солью с порохом.
Морис (с сомнением): И мне от этого заметно полегчало?
Мастер: Да, спиши себе рану.
Морис: Да вы просто маг и волшебник, мистер Стивенсон!

Мандельбаум: Как так вышло, что вы путешествуете со столь компрометирующим вас предметом?
Морис: Вы имеете в виду мою колоду карт или золотые часы, которые изначально принадлежали не мне?
Мандельбаум: Нет, я имею в виду посох Изекии Гримма.

Морис: Джентльмены, вы не могли бы говорить потише, а то я не слышу, что я вижу.

Irishman Dead and Curious, продолжение

Продолжаем играть по «Savage Worlds».
Что нравится?
Своеобразная эстетика, колоритные персонажи, постепенно закручивающаяся замысловатая интрига, которая обещает вылиться в феерическое фиаско.
Карты. Мне нравятся карты. Во-первых, мне на картах гораздо больше везёт, чем на кубиках. Разумеется, это просто совпадение. Во-вторых, карты ласкают мою психосоматику. Мне нравится тасовать и раскладывать карты.
Техасская дуэль — это красиво. Я участвовала лишь, как третья сторона, которая сдаёт карты. Но это всё равно красиво и здорово. И азартно.
Конфликты по-прежнему разрешаются стремительно. И есть пространство для изящного манёвра.

Что не очень?
У меня возникли ассоациации со старым ДнДэшным кампейном по Четвёрке, который в целом был прекрасен. Но пока мы его играли, вышли три эрраты, и все они затронули моего персонажа. На сей раз мы собирались три раза. И три раза менялись правила игромеханики магии (мастер читал всё больше умных книжек и вносил всё больше корректив). На этом ассоциации с ДнДэшечкой не закончились. У меня сложилось некоторое впечатление, что по идее «Savage Worlds» — это про кино, гловокружительные приключения, красивые ходы, изящные трюки, а не эт-виллы, энкаунтеры и дейлики. Но на большинство изящных ходов минуса порой вырастали настолько, что приходилось прибегать к прокаченному эт-виллу, чтобы хоть как-то повлиять на ситуацию. Впрочем, надеюсь, это издержки привыкания к системе, а не основной тренд.

Немного заметок по сюжетной части.
Тема страха и ужаса стала актуальна для меня лично, поскольку у персонажа нарисовался делюжен, что он очень страшный, потому что мёртвый. Учитывая, что он по-прежнему выглядит как маленький рыжий ирландец без особых признаков того, что он мёртвый ирландец, делюжен особенно актуален. А если ещё принять во внимание, насколько плохо Хима кидает интимидейт, то фиаско оказывается где-то рядом.


Соответственно, мой персонаж Морис О'Морис — хексслингер и фактически пацифист, несмотря ни на что.
Пит Стивенсон — персонаж Коты. Британец, врач, боккор с белыми дёснами и вообще хороший человек. По велению мистера Стоуна приглядывает за его племянницей Сьюзен Стоун.
Мастер — Аве.

Кота: Хоть я и англичанин, у меня нет претензий к Морису. Потому что мёртвый ирландец — хороший ирландец.

Хима: То есть на самом деле Морису не нужно есть и спать. И у него чисто психологическая зависимость от еды и сна?

Хима: Итак, компания из мёртвого ирландца и британского учёного… я прямо даже не знаю, кто страшнее!

Морис (считая себя жутко страшным, но при этом традиционно провалив чек на интимидейт): Мало того, что вы жульничаете, вы ещё какую-то дрянь подбросили вашему противнику в карман!
Индеец: Ты врёшь!
Противник индейца (достаёт из кармана какую-то тряпицу): И правда подбросил! (получает по морде от одного из друзей индейца и теряет сознание).
Индеец: Я не жульничаю. Как ты смеешь так говорить обо мне? Я вызываю тебя на дуэль.
Морис: Я не дерусь на дуэлях с жуликами.
Индеец и пара его друзей надвигаются на Мориса. Морис телепортируется прочь из таверны в вихре игральных карт. В таверне начинается драка, но уже без участия Мориса.
Чуть позже, когда драка поутихла.
Бармен: Тебе было достаточно сказать, что индеец жульничает, я бы его пристрелил.
Морис: Прости, я погорячился.
Чуть позже, Аве, вспоминая диалог с доком Холидеем (- Теперь я слуа? -
Можо и так сказать.):
— Если я умер, то теперь я слуа?
— Нет, чёрт возьми, ты не слуа, ты мёртвый лепрекон!

Стивенсон (в сторону): Это удивительно. Все меня боятся, негры в этом имении меня боятся, даже белые боятся, потому что я боккор с белыми дёснами, а этот Морис не боится. Что с ним не так?
Сьюзен: Пит, ты должен рассказать о тех духах, которые стали причиной пожара. Ты же боккор, ты должен в этом разбираться.
Морис: Простите, мой вопрос может показаться неуместным. Но вы так часто употребляете это слово, обозначающее не то статус, не то должность. Кто такой боккор?
Сьюзен: Это… это волшебник.
Морис: А-а-а, понимаю.
Стивенсон: Но об этом не принято много говорить.
Морис: Простите, я не ставил своей целью смутить вас.
Стивенсон: Ничего страшного, мы ещё расчитаемся.

Морис: Голодные тени пожрали лошадей. Они бегут света. И только благодаря фонарю, мы сами сумели спастись. Думаю, это демоны. Это не могут быть ши.
Стивенсон: Почему? Ши не едят лошадей?
Морис: Некоторые ши едят лошадей. Но они не бегут в панике, если на них посветить. Он придолжат спокойно пожирать лошадь.

Морис: Мистер Стивенсон, кажется, на втором этаже *лоа* (Морис выучил новое слово, но, чтобы было доходчивее, он всё-таки пояснил), демон то есть.

Стивенсон: Я понимаю, что в мышь этого духа загнать не смогу, поэтому освещаю помоещение магически и высаживаю всю обойму в гуля (бросает кубики, получает успех с неимоверным количеством повышений. Гуль падает заметртво).
Морис: Чудесная магия, мистер Стивенсон!

Irishman Dead and Curious

Два дня зарубались в «Savage Worlds» по Дедландам. Это действительно «Fast, furious and fun». Система генерёжки с некоторой степенью рэндомайза, всё быстро, просто и, главное, с картами. Вообще карты — чудесная часть антуража и игромеханики, которая создаёт нужную атмосферу. Может быть, потому что разбросанные по столу карты и фишки смотрятся атмосферно, а, может, потому что модуль был про картёжников. Метагеймовый азарт плотно переплетался с ингеймовым азартом. Играла хексслингера — персонажа, который пользуется магией карт.
Неимоверно порадовал edge Veteran o’ the Weird West (West в данном случае звучало громко. Всё-таки персонаж был со Старого запада, а не с Нового, но, тем не менее, некоторое количество необходимого опыта у него наличествовало) не количеством плюшек (хотя и этим тоже), но и судьбой, которую вытаскиваешь из колоды. У меня был красный джокер. И до середины игры я не знала, что это значит, если не считать нескольких игромеханических особенностей (в частности, такая приятная мелочь, как золотой чип). Но эти особенности были приподнесены под таким соусом, что я не догадалась, что мой персонаж *мёртвый*! В купе с тем, что он был рождён на Хэллоуин (Саммайн) и всю потустороннюю монстру подразделял на ши и демонов, это оказалось особенно забавно. Разумеется, дата рождения была выбрана, в первую очередь, потому что концептуально, а, во вторую, потому что это очень удобный edge для хексслингера, позволяющий отменять неправильно сработавшие заклинания.
История была проста, как любой вестерн про международный покерный турнир, который проходит в поезде, следующем по ветке Дариуса Хеллстромме из Бостона в Солтлэйк Сити. Судьба свела в одном купе агента Пинкертона под прикрытием, которая называла себя мисс Сноу, и игрока в покер мистера МакАдреса, который попался за игрой в той части Нового Света, где эта игра была запрещена, и когда мисс Сноу попросила его о помощи в поимке легендарного игрока в покер дока Холлидея, он не смог ей отказать. В эту же историю был втянут ирландец Морис, который каким-то чудом умудрился поработать в Скотленд-Ярде, несмотря на своё происхождение, а также поигрывал в покер. Он собрал все свои сбережения, коих было немного, и рванул в Новый свет, чтобы принять участие в покерном турнире. Он также хранил надежду на то, что ему удастся заработать больше на фронтире. Всё-таки Новый свет полон разнообразных возможностей. На турнире он встретил своего старого друга МакАдреса и узнал о его проблемах. И, разумеется, Морис не мог отказать ему в помощи. Сначала всё было мирно и чинно. Спонсоры, игроки, распорядительница Сьюзен. Все присматриваются друг к другу. За безопасность в поезде отвечал некий Кент. Когда-то он служил в Скотленд-Ярде, но попался на взятках и бежал в Новый свет. Разумеется, Кент и Морис друг друга узнали и обменялись колкостями.
А дальше были духи, мертвецы, перестрелки, крушение стенки вагона поезда из гатлинга, кража покерных фишек, нападение индейцев и прочие приятные мелочи, без которых не может обойтись ни одно подобное приключение.

Из особо приятных сцен.
Кто-то подсыпал яд распорядительница турнира Сьюзен. И Кент, разумеется, по ряду своих мотивов посчитал, что это герои истории, хотя они были тут ни при чём. Он посадил их под «домашний арест». Разумеется, герои сумели победить охранников, затем вломились в купе к одному из злодеев, вынесли его вместе со стенкой вагона, затем вернулись в купе, привели в чувство охранника и убедили его, что для него будет лучше сделать вид, что он всю дорогу героев охранял, и они не покидали купе.
По случаю заварухи приходит Кент с одним из инженеров.
Кент: Тут был шум. Вы что-нибудь знаете об этом?
Морис: Нет, мы тут сидели. А что случилось?
Кент: Там кто-то фактически снёс часть стены вагона.
Морис: И это ты тоже попытаешься на нас повесить, да? Но это у тебя не
получится! Ты же сам нас здесь запер.
Кент (уходит, скрежеща зубами)
Морис (вслед): Ты пытаешься повесить на меня всех собак, потому что я
ирландец! Так вот, у тебя это не получится!
Надо сказать, что в итоге телега про ирландца прокатила, и героев даже
отпустили, когда за лишение свободы отвечал уже не Кент.

Некоторые персонажи называли купе каютами. В частности этим грешил Кент. Это происходило из-за того, что кого-то когда-то прокляли на корабле, а теперь это проклятье стало расползаться по поезду. В итоге сбиваться начали даже персонажи игроков.
Мисс Сноу: Надо пойти к доку Холлидею в каюту и рассказать ему про убитого.
Морис: Знаете, мэм, в отличие от убитого док Холлидей живёт не в
каюте, а в купе! Может быть, поэтому он ещё жив.

Морис: Скорее всего, Кент практикует оккультные ритуалы. Он тот ещё мерзавец.
МакАдрес: Что же он такое натворил?
Морис: Он брал взятки. А знаете, от взяточничества до оккультизма один шаг.

Морис: Что мне говорят карты? Мистер Стейк сначала вытащил какого-то демона из профессора, а потом вложил в него другого. И нет, это не метафора!

Морис приходит к отравленной распорядительнице Сьюзен, чтобы осведомиться о её здоровье и узнать, что скажут карты о том, что с ней произошло.
Морис: Мисс Сьюзен, вы позволите мне узнать чуть больше о причинах
вашего недуга.
Сьюзен (подумав, что он собирается осматривать её как врач,
протягивает ему руку, чтобы он смог пощупать пульс): Прошу вас.
Морис (целует руку Сьюзен): Я имел в виду расклад. Вы позволите мне
разложить пасьянс за вашим столом?

В салуне одного маленького провинциального городка.
МакАдрес: Мисс Сноу задержали. Что мы будем делать?
Морис: Смотри, её задержали. Значит, тебя она больше не держит. Меня лишь держит то, что ты попал в беду. Давай убежим и забудем об этом Пинкертоне раз и навсегда.
МакАдрес: Эх, хорошо бы.
Морис: Ладно, помечтали и хватит. Давай думать, как выручать мисс Сноу.

В маленьком провинциальном городке. Местный священник вещает о том, что с поезда на землю сошли демон и мертвец, и это очень будоражит толпу местных жителей. Маршал не в восторге от возможной схватки между местными и приезжими. При этом героям надо срочно с маршалом поговорить по поводу освобождения мисс Сноу. Морис нарисовывается рядом со священником. Он счастлив видеть католического священника в Новом свете и хочет исповедаться. Однако через какое-то время священник сообщает, что не может отпустить грехи Морису, хоть всем остальным его коллегам-картёжникам отпускает грехи совершенно спокойно. Морис очень расстраивается, потому что вроде как не чувствовал за собой таких великих грехов, чтобы ему отказали в исповеди. И делится своей горестью с доком Холлидеем.
Док Холлидей: А ты не знаешь, что с тобой не так? Ну ты даёшь!
Морис: Да, я не знаю, что со мной не так и почему священник отказывает мне в отпущении грехов.
Док Холлидей: Может быть, потому что он не отпускает грехи мертвецам.
Морис: Что значит мертвецам?
Док Холлидей: Ты умер года два назад. Кажется, тебя пристрелил Кент.
Морис: Так он не только взяточник?!
Док Холлидей: Но я смотрю, ты хорошо питаешься.
Морис: Я слишком много ем и сплю. И вообще не особо воздержан, и это ведёт к моему разложению.
Док Холлидей: Нет-нет, это очень правильно. Поэтому ты до сих пор не
начал разлагаться.
Морис: Значит, я слуа?
Док Холидей: Да, что-то вроде.
Морис: Или, может быть, анку? Я же… Я хочу есть!

Кто-то из игроков в покер: Говорят, что Hoyle’s Bible не мог постичь до конца ни один живой человек.
Морис (прижимая к груди означенный предмет, в сторону): Ко мне это уже не относится.

Что ещё было интересного? Была охота на ведьму, страх из темноты и эпическое сражение на крыше салуна. И, конечно же, продолжение турнира, когда за столом встретились три героя и док Холлидей. Вот тут очень кстати сыграл прибережённый золотой чип Мориса. Маленький мёртвый ирландец, приехавший на удачу в Новый свет, сорвал банк, обрёл имя и узнал о себе кое-что важное и интересное. Золото в слитках, к сожалению, не в горшочке.
Мисс Сноу сумела передать дока Холлидея в руки агентов Пинкертона и даже получила небольшую премию. МакАдреса и Мориса будет грызть совесть по этому поводу, но долго ли? Каждый получил то, что хотел. А кто-то и сверх того.

Что понравилось?
Механика.
Очень простая система бросков и резолвов. Просто, быстро, брутально. Колдовать покерными раскладами — одно удовольствие, а когда попадается ещё и джокер (а попадался он мне регулярно) — это просто феерия. Жизнь полна сюрпризов.
Удобный «мат игрока» и «лист персонажа». Вроде бы букв и цифр предостаточно, но раскидывается всё быстро и понятно.
Разные фишки, позволяющие перекинуть броски и сделать драматичный момент ещё более драматичным. Чем-то напоминают те же хиропойнты. Как правило, я очень плохо кидаю кубики, поэтому для меня это хорошее подспорье.
Карты, фишки и вообще покерная эстетика весьма порадовала. Я предполагала, что это очень на любителя. С сегодняшнего дня я любитель.

Ведущий и его работа.
Был очень хорошо выверен тайминг. События шли своим чередом, но не подгонялись. Не было ощущения скомканности сюжета. Динамика кое-где
незначительно провисала, но этим можно пренебречь. Ведущий знает и любит сеттинг, и это чувствуется.
Сюжет… вроде бы не то чтобы замысловатый. Но некоторые моменты вызывали экстаз, близкий к катарсису. Да, это получилось красиво. В общем Аве чудесно отводил этот модуль.

Игроки.
Был один опытный игрок (мисс Сноу), один неопытный игрок (МакАдрес) и одна Хима (Морис О'Морис). Вроде бы сработались. Вроде бы сыгрались. Вроде бы
все получили удовольствие. Каких-то откровенных ляпов не было.

Что не понравилось?
Пока что не могу сказать. Один из удачнейших модулей за эти полгода.
Не считая мелких погрешностей, понравилось всё.