Поход десятый: ничто не предвещало неприятностей, но мы вляпались

Вчерашний поход был апофеозом глупости, самонадеянности и невероятного героического спасения из лап смерти. Первое и второе неумолимо выливалось в последнее. Раз за разом приключенцы пытались сократить свою жизнь и подставить под удар своих коллег по приключениям.

Началось все очень размеренно, рутинно и даже скучно. В этот поход, целью которого была заручиться поддержкой кузнеца в Мертвом городе, отправились: Хеле (разрываемый внутренними противоречиями бывший ворюга и вша покорный слуга), Эхтевиль (Муж крови, воплощение величественного присутствия Повелителя островов, наш Командир (с большой буквы!) и прочие титулы), Торин (представитель церковной власти и само человеколюбие) и Рунгекутта (якобы простой лодочник, с весьма нетипичными для мирного человека боевыми навыками, употребляющий странный напиток от которого демоническим светом светятся его татуировки и посох). Итак, четверка приключенцев отправилась в Мертвый город через подземелье. Их скорость была немного снижена в темном подземелии из-за того, что Эхтевиль, будучи Командиром в Тауранге, мало времени уделял физической активности. Ну да ничего… Главное тактические навыки!

Выбравшись наружу возле дома Рилааны, приключенцы застали ее за точением ножа – она собиралась распотрошить свежееподстреленного кролика. Не найдя себя достойными что либо сказать медузе, отряд двинулся дальше. Через 6 часов (уже после обеда) все бодро шли по холмистой местности; впрочем, неспешная походка Эхетевиля все еще замедляла отряд, Ну да ничего… Главное тактика!

И внезапно высоко в облаках на горизонте показался дракон. Мы шмыгнули в кусты, и наблюдали как проклятая тварь приблизилась и опустилась на землю где-то недалеко – за холмами. Рунгекутта решил, что ему чудовище не страшно, и бодрым шагом взобрался на соседний холм, с которого смог увидеть копошащегося в соседней роще дракона, возле которого находился, по его словам, огромный черный ниндзя. Изрядно струхнув от вида последнего, Рунгекутта сбежал с холма и рассказал обо всем сопартийцам. Хеле стал настаивать, что спрятаться и дождаться пока дракон не улетит – это наилучшая стратегия. К тому же подошло время обеда, да и Командир Эхтевиль стал проявлять признаки усталости. Последний аргумент стал решающим, и бесстрашный Муж крови приказал всем рассредоточиться, а Хеле как самый тщедушный и неаппетитно выглядящий был отправлен на высокий холм – наблюдать за драконом. Солнце катилось по небосклону, а Хеле все еще наблюдал за непонятными драконьими делами, лежа в густой траве. Голод терзал Хеле, и он было уже подумывал спуститься вниз и рассказать всем, что дракон уже улетел и путь свободен. Но, к счастью, его мучения не затянулись до заката, и дракон изволил убраться восвояси.

Дальнейший поход протекал намного более размеренно. Дождавшись заката, преобразившего Мертвый город, сделав его обиталищем призрачных мертвецов, приключенцы вошли внутрь и двинулись на центральную площадь. Самое величественное здание на площади оказалось неким Дворцом, в который путь преграждали вооруженные алебардами охранники. Кое-как узнав у них где находится мэр («в соседнем здании»), всей гурьбой отряд вломился в чахлый дом местного правительства. Мэр не был рад встречи и довольно грубо выпроводил непрошенных гостей, посоветовав им самим искать всю информацию. Например в библиотеке, находящейся рядом.

Пораскинув мозгами все согласились, что ничего более гениального кроме посещения библиотеки в голову никому не пришло. Так кампания вооруженных людей отправилась за знаниями. Естественно, читать на местном языке умел только один человек – вороватый Хеле, не отличающийся сверхъестественными умственными способностями, а предпочитающий коротать вечера в обнимку с бочкой вина и девушкой, а не книгой. Тем не менее, поход в библиотеку удался. И даже героическому подвигу здесь нашлось место – кто бы мог это предположить от похода в библиотеку…

Заплатив немалые деньги за посещение книгохранилища, четверка «библиофилов» зашла внутрь для того, чтобы обнаружить разруху вместо стеллажей книг. Обладая превосходящим всех присутствующих «научным знанием» Хеле дал распоряжение нести ему все более-менее сохранившиеся письменные документы. Обложившись букварями и сборниками сказок (научный труд о жизни какого-то короля Хеле не осилил) все начали грызть гранит науки, постигая тайные знания! Рунгекутта до того перегрузил свой интеллект, что гнилой пол библиотеки под ним проломился и он сверзился вниз, серьезно пострадав при падении. Судя по его словам, внизу его чуть было не поймали в ловушку загадочные ниндзи, но чудесное спасение в виде дружеской веревки Эхтевиля в последний момент вытащили его буквально из разверстой пасти чудовищ. Божественное лечение Торина пришлось как нельзя кстати при убаюкивании покалеченного Рунгекутты.

Светало. Не смотря на стимулирующие командирские окрики Эхтевиля, всем жутко хотелось спать, и с интеллектуальным времяпрепровождением было решено на сегодня закончить. Заночевав за стенами города приключенцы уже после обеда стали решать, чем заняться до заката. Возобладало мнение, что картографирование окрестностей вокруг Мертвого города вплоть моря, располагающиеся возле городских складов и пирса.


См. продолжение ниже.

6 комментариев

avatar
Довольно быстро добравшись (естественно, в меру своих сил) до порта отряд устроил привал. Неугомонный Эхтевиль решил искупаться и с самого края длинного деревянного пирса бросился в море. Заметив что-то большое, красное и непонятное под водой Муж крови решил обследовать этот объект. Однако, сам подводный «объект» оказался намного более заинтересован в нежданном пловце, и с необычайной для такого массивного животного скоростью бросился вдогонку за улепетывающим представителем Правителя островов.

Счет пошел на секунды. За миг безмятежный пляжный отдых превратился в кошмар! Выдернув из воды свое тело, Эхтевиль бросился бежать по пирсу. Хеле, совершающий променад невдалеке, заинтересовался происходящим и, позвав за собой Рунгекутту и Торина, легким шагом отправился в сторону бегущего к нему голого Эхтевиля. И тут подводное чудовище решило действовать грубо: используя свое тело как таран, оно стало громить старый деревянный пирс, сшибая сваи на которых тот стоял. В недоумении Хеле остановился, взирая на разлетающиеся во все стороны бровна и доски пирса. Эхтевиль же работал ногами как можно активнее и до Хеле, а затем и до Рунгекутты с Торином дошло, что нужно убираться с пирса, под которым идет гигантская волна разрушений.

Служивший для причала множества кораблей, многометровый пирс оказался западней. Перемещающееся с безумной скоростью подводное чудище превосходило и Эхтевиля и Хеле и Торина с Рунгекуттой. Доски покрытия вылетали из своих креплений под атакой волны живого катка. Хеле оказался проворнее всех – развив максимальную скорость на качающемся во все стороны пирсе, он сумел обогнать клерика и лодочника, выскочив на берег первый. Торин же не удержался на ногах и упал; Рунгекутта постарался не сбавлять скорости, буквально таща за собой упавшего сопартийца. Но чудовище нагнало их — с легкостью приподняв нас собой последние метры доски пирса вместе с цепляющимися за них Торином и Рунгекуттой, краб (а теперь стало очевидно, что это гигантский краб) швырнул их на берег.

Эхтевиль за время погони, находясь сзади, не смог удержать равновесие и под оглушительный треск разваливающегося пирса был сброшен с воду. Бревна, взметнувшиеся вверх обрушились на него и погребли под своим весом на самое дно. Находясь в полуобморочном состоянии, наш Командир, наша защита и опора несколько секунд пытался опомниться и всплыть на поверхность. Весь воздух вышел из его легких и он наглотался воды. Несколько раз он терял ориентацию и нырял глубже вместо того, чтобы тянуться к нет – к воздуху. Командир разведчиков из Тауранги тонул, боролся за свою жизнь, тонул еще глубже, всплывал и снова тонул, но остальному отряду было не до его жизни, потому что на берегу шел бой и каждый пытался спасти свою.

Выбравшись на берег, гигантский краб не стал терять времени даром, и сразу же напал на стоящего в отдалении и считающего себя в безопасности Хеле. Сверхъестественный удар молнии вылетел изо рта бронированного монстра и попал точно в центр груди Хеле. К счастью, броня защитила от части повреждений. И тут все завертелось.

Краб с бешеной скоростью гонялся по пляжу то к одному «бойцу» (вору Хеле), то к другому (лодочнику Рунгекутте), то обращал внимание на безобидного Торина, который пытался вылечить раненых быстрее, чем они получают повреждения от магических молний, вылетающих из пасти краба. Гигантские клешни также щелкали возле голов и рук-ног маленького отряда приключенцев, но, к счастью, источающий черный свет посох Рунгекутты не раз наносил раны крабу при его собственной атаке.

Краб превосходил Рунгекутту и Хеле как в маневренности, так и в искусстве рукопашной схватки. И Хеле решил пойти ва-банк: он запрыгнул на панцирь зверюги, целясь тому в глаза, торчавшие вверх на стебельках. Но и здесь чудовище оказалось проворнее: после неудачной попытки сбросить противника с себя, оно успешно парировало атаки своими клешнями и, наконец, сбросило Хеле на песок. Раз за разом вору удавалось уворачиваться от чудовищных клешней, но Рунгекутте везло меньше – его несколько раз поразила волшебная молния и он находился на грани смерти и только сила воли, помноженная на талант Торина удерживали его на ногах.

Пляска смерти продолжалась уже много часов, и тонкая грань отделяла победу от поражения. Тем временем, Эхтевилю удалось вынырнуть на поверхность, жадно хватая ртом воздух. Он был абсолютно изможден и беспомощно качался на волнах в десятке метров от берега, зацепившись за бревно. Ну да ничего…

Хеле отвлекал внимание краба на себя, пока Торин пытался спасти жизнь Рунгекутте. И это ему немного удавалось – один из ударов настиг, наконец, глаз краба и тот навсегда погас. Подоспевший Рунгекутта своим пламенеющим посохом, даже прикосновение к которому клешнями вызывало раны у обезумевшего краба, постепенно стал теснить раненое чудовище к воде. Пару раз неудачно выстрелив молниями в Рунгекутту, краб скрылся под водой.

Окончание см. ниже.
avatar
Итак, картина сложилась такая: истекающий кровью Рунгекутта, вылечить раны которого Торин уже не мог, отчего мучился угрызениями совести. Хеле, единственное повреждение которого от крабьей молнии могло подождать до лучших времен. И уже не такой бравый Эхтевиль, качающийся на волнах в отдалении. Казалось бы – тяжелый бой выигран и демонический краб изгнан. Но не тут то было!

Пришло время спасать полуутонувшего Эхтевиля, который не мог пошевелить и рукой, не говоря уже о том, чтобы доплыть до берега. Хеле, как самый «сохранившийся» решил, что пора спасать нашего доблестного Командира и бросился в воду прямо в броне. Но, проплыв пару метров, он четко осознал, что не доплывет. Вернувшись, вор снял с себя броню и бросился в воду. Но все сложилось крайне неудачно. Почти доплыв до Эхтевиля, неудачно глотнул воды и сразу же пошел ко дну. Барахтаясь под водой, Хеле терял драгоценный воздух, но выставить голову над водой не удавалось. Раз за разом он делал попытки глотнуть воздух, но вместо этого глотал воду. Он тонул и силы почти полностью оставили его. Эхтевиль протянул было ему руку, но Хеле утащил под воду и его.

Видя критическое положение с «утопленниками», Рунгекутта проковылял к вещевым мешкам и достал оттуда моток веревки, которую ему удалось добросить до находящегося в 10 метрах от берега и в 1 метре от поверхности воды Хеле. С первого раза ничего не получилось и два утопленника продолжали захлебываться, уже прощаясь с жизнью. Но, о! чудо!, какая-то слепая случайность толкнула веревку прямо в руку Хеле и тот из последних сил сжав ее, понимая, что это его последний шанс остаться в живых. Совместными усилиями Торина и Рунгекутты два тела, наполненных водой под завязку и едва подающих признаки жизни, были вытащены на песок.

Чудодейственные молитвы клерика откачали воду из легких утопленников и Эхтевиль с Хеле на удивление быстро встали на ноги. Превозмогая боль, отряд полумертвых от усталости приключенцев отправился в сторону Мертвого города.

К закату дойдя до ворот и едва переведя дыхание после выматывающей кровопролитной битвы, выло принято решение, что пришла пора пожинать плоды – настала кульминация сегодняшнего дня и нужно всего лишь провести дипломатические переговоры с местным кузнецом для того, чтобы уговорить того принять к себе Торина в ученики.

Однако, пошатавшись по городу, найти кузнеца удалось совсем не сразу, да и тот оказался занят в течении ближайших 3 часов. В ожидании, отряд решил немного развлечься и насладиться видами ночного призрачного Мертвого города. Нетвердой походкой в усмерть уставшие и раненые путешественники побрели вдоль домов пока случай не вывел их к другой кузнице. Мастерские начатые было переговоры Хеле оказались провалены потому, что он посчитал кузнеца простофилей, и намеревался выдать Торина за благословение, которое досталось кузнецу в ученики. Кузнец был настроен иначе и едва не развернул всю компанию не солоно хлебавши в свою Таурангу. Но в ход вступили более сильные аргументы – деньги. Без раздумий кузнец потребовал 240 медных монет и 200 фунтов металла с портовых складом.

Какое-то затмение нашло на всех кроме Рунгекутты: наш тактически продвинутый Командир решил, что ночная прогулка измочаленных приключенцев в ночные доки, в которых еще прошлый раз Хеле едва не поплатился ногой, — это лучшее завершение дня. Рунгекутта остался сторожить вещи, а трое остальных в полуобморочном состоянии двинулись за металлом.

Боевым шагом Эхтевиль вошел внутрь склада и стал осматриваться в поисках ящиков с металлом, которые прежде видели приключенцы. А Хеле и Торин наотрез отказались входить внутрь – с них как будто сняли заклятие глупости, и они осознали, что прогулка по ночному складу, на котором на них однажды уже напали, всего лишь втроем и безумно усталыми – это не лучшее решение. Ну да ничего…

Эхтевиль обозвал всех трусами и схватился за ближайший ящик. С трудом ворочая его, он медленно продвигался к выходу в свете факела. И тут случилось то, что было вполне ожидаемо, но в реальность чего не верилось до последнего момента. Со спины Эхтевиля из темноты появились две когтистые лапы, ударившие беззащитного Командира! Бой закончился не успев начаться. Лишь погасший факел и звук упавшего тела дали понять Хеле и Торину, что с Эхтевилем беда. Ну да ничего…

Откровенно струсив, Хеле не двинулся с места. Но Торин презрел опасности, и, размахивая лампой, ворвался внутрь. Злобные мертвые твари (их мертвость Хеле смог почувствовать) оскалились, но нападать сразу не решились. Вместо этого они потащили тело Мужа крови, находившееся без сознания вглубь склада.

Не зная что предпринять, Торин метнул свою масляную лампу в кучу мусора, которая немедленно занялась. А сам набросился на врагов со своим почти бесполезным для боя посохом. Как всегда опаздывающий за действиями Хеле ринулся следом, но в тот момент, когда он добрался до лежащего в героической позе Командира, у него на руках оказались уже двое – Торин провалил защиту сразу от двух противников и бесчувственным мешком свалился на пол.

Раз за разом атакуя глаза нежити, Хеле удалось серьезно поразить одного из противников и тот сбежал. Битва со вторым мервецом прошла как в тумане, но и он был изгнан. Но третьему мертвецу, внезапно выскочившему с потолка, врагу все же удалось пробить защиту Хеле, остолбеневшего от страха, ударом в лицо и тот свалился на пол.

Пожар уже бушевал в одной части склада. Полуразложившийся зомби, стоя над лежащим навзничь Хеле, оглушенного ударом, смог «зарядить» свои когти черным магическим пламенем, и готовился к последнему убийственному удару. Рядом, озаряемые всполохами яростного пламени пожара, подбирающегося к бочкам с вином, лежали два бесчувственных тела Торина и Эхтевиля. Только чудо могло спасти маленький отряд. И оно произошло. Раз за разом удары нежити не достигали цели. Хеле не вставая смог поразить противника, и тот, чувствуя, что такая близкая победа ускользает, издал вой разочарования, и скрылся во тьме.

Дальнейшие события прошли как во сне. Торина и Эхтевиля удалось отнести в больницу Мертвого города. Часть слитков была спасена из пламени пожара. Попытка Хеле выдать раны Торина за героический подвиг по спасению склада от пожара, разбуженного демоническими мертвецами потерпела поражение. Но кузнец все-же взял Торина к себе в ученики, после того как тот выздоровеет. Для этого пришлось приложить еще аргументов – денег.

Благодаря тактическому и мудрому руководству Командира Эхтевиля, незаменимому дару врачевания Торина, боевому искусству простого лодочника с магическими татуировками Рунгекутты и сверхъестественному везению Хеле каким-то чудом все остались живы и спустя пару недель даже оправились от ран.
avatar
На самом деле — можно просто редактировать исходный пост — он может быть произвольной длины, и его можно редактировать в любой момент времени (у ответов есть предел по времени, порядка недели или двух, когда их можно редактировать).
avatar
А ещё комментарий можно заблокировать ответив на него.
avatar
Их скорость была немного снижена в темном подземелии из-за того, что Эхтевиль, будучи Командиром в Тауранге, мало времени уделял физической активности. Ну да ничего… Главное тактические навыки!
Насколько я понимаю, у Эхтевиля тактики нет вообще. У Ангона, который им играет — не намного больше. Они вдвоём почему-то думают, что у нас отряд примерно в пять раз больше, и хорошо снаряжён.

Но планы боя строят они, поэтому их никто не исполняет. Отчего поле боя быстро превращается в полный хаос.
avatar
По-моему, это был сарказм :)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.