Белые Берега — Серия 10 «Какие ваши доказательства!?»



Сообщение Окулуса наделало в лагере у подножья горы немало переполоха. После долгих споров, верить или нет непонятно откуда взявшейся магической птичке, руководитель лагеря отправил дварфского паладина по имени Хухим на разведку, чтобы он выяснил, так ли все плохо, как сообщал Окулус. Хухим собрался и с рассветом отправился в сторону гор.

Тем временем, Окулус, Кэп и Катай проснулись на скале и стали планировать, что делать дальше. Мулы и большинство припасов были потеряны, по округе бродила нежить, постепенно продвигаясь вниз с горы, будто избегая проклятого дома, и перспективы не радовали. Им удалось спуститься и обойти большинство мертвых, и они отправились через лес в направлении хижины Зика, не ожидая, впрочем, найти там живых. Ожидания оправдались частично — бедняга Зик и правда присоединился к мертвецам (впрочем, предварительно положив немало нежити), но из его хижины вылез дварф в доспехах и учинил команде настоящий допрос.

Кэп, Окулус и Катай начисто отрицали, что как-то связаны с пробуждением мертвых, и утверждали, что просто встали лагерем, а потом столкнулись с вот такими ужасами. Хухим (а это был он) им не верил, но врали они вдохновенно и зацепиться был особо не за что. По их словам выходило, что они заночевали у странного дома (конечно же не рискнув туда зайти), а утром нашли следы Медяка, ведущие в дом, а вскоре оттуда полезли зомби.

Хухим решил испытать свой боевой молот на одном из зомби и чуть было не погиб — тварь оказалась сильной, хуже того, весьма мало уязвимой. Было похоже, что у мертвяка вообще не было ничего «жизненно» важного и чтобы убить, Хухиму и Катаю пришлось буквально изрубить его на куски, а куски дополнительно расплющить молотом. И таких по округе бродили десятки, а может быть даже сотни.

В результате Хухим, Кэп, Окулус и Катай вместе спустились вниз по тропе и прибыли в лагерь дварфов. Местный начальник партии Тардуки Натворд был обеспокоен вестями, но гораздо больше его беспокоило то, как он будет отчитываться перед начальством, если отдаст приказ об эвакуации лагеря. Ответственность на себя он брать не хотел. Кэпа же волновала оставшаяся часть платежа и он составил бумагу о возникшем форс-мажоре и отдал ее Окулусу, как лучшему дипломату, чтобы тот вытребовал у Тардуки подпись. Однако, Тардуки было не до того. В конце-концов решение об эвакуации все же было принято и наутро лагерь был оставлен. Кэп, Окулус и Катай отправились вместо со всеми. Хухим как-то незаметно прибился к ним и даже дал несколько добрых советов о том, как лучше составить придуманную Кэпом бумагу.

Путь занял три дня и прошел без особых происшествий. Дварфы хорошо знали местность, не стали забираться в лес, а вместо это прошли через несколько покинутых поселений гоблинов (вероятно дварфами же и вырезанных), где можно было передохнуть и укрыться от ветра. На третий день они добрались до Ашбальта, точнее до его пристани на берегу. Такая группа вновь прибывших вызвала огромный интерес у всех немногочисленных обитателей этого места, включая хафлингов с грузившейся на реке баржи. Внимание пришлось весьма некстати, поскольку со стен на них смотрели лица Кэпа и Окулуса с подписью «Разыскиваются за убийство губернатора Сандвика. Награда: 100 серебряных монет».

Впрочем, Тардуки и его дварфам было не до злосчастной команды — их ждал доклад самому Хумбли Магмагорну, который был знаменит патологической жадностью и не любил, когда подчиненные проявляют инициативу, особенно, если инициатива дорого обходится. Однако, на объявления обратил внимание Хухим и потребовал объяснений. Катай отметил, что вообще с этими проходимцами знаком плохо, но они таки вполне могли замочить губернатора. Бежать было особо некуда и команда отправилась на собрание дварфов, чтобы попытаться получить остатки денег, хотя бы временно снять с себя обвинения и вообще как-то сориентироваться в том, что происходит в окружающем мире.

Хумбли, конечно, был не в лучшем настроении — потеря денег из-за эвакуации, а тут еще и этим троим придется платить за недоделанную работу. Пилюлю слегка подсластили записи из дневника члена другой экспедиции, которые Кэп с Катаем переписали на привалах по пути и выдали за свои. Тем не менее, Хумбли предлагал (злобно зыркнув на Тардуки, когда увидел его подпись на документе, которую они все же смогли стребовать по пути) выдать плату Катаю, а деньги остальных придержать до разрешения обвинения в отравлении губернатора Блинка. Но Окулус произнес страстную речь о справедливости, важности исполнения данных обязательств и долге, и Хумбли понял, что сильно потеряет в репутации, если не заплатит. В результате команда получила оставшиеся деньги в полном соответствие с ранее достигнутой договоренностью.

Оставался вопрос обвинений и того, что делать с оставленным лагерем. Хумбли и его помощник Дедрел Гинтарм предложили отправить туда сотню латников, которая «живо очистит местность от всяческой нежити». Хухим сомневался, но его никто не слушал. Слово за слово, как-то так вышло, что команда предложила свои услуги, а Хухим неожиданно для себя оказался частью этой команды. Впрочем, сотня латников тоже была выделена. Когда дварфы вполголоса обсуждали это предложение, Хухим и Катай (знакомый с их языком) расслышали, что они говорят «…и денег они на запросят в такой ситуации… выгодное предложение… а сгинут, так туда и …».

Однако, прежде всего требовалось разобраться с обвинениями, а значит — доставить преступников в Сандвик. Тут дварфы были единогласны. От Сандвика зависел сбыт лазурной руды и ссорится с теми, кто сейчас там заправлял, желания у дварфов не было. А значит им вновь предстояла встреча с шерифом Франсуа Ван Дер Борром. На реке как раз стояла готовая к отправке баржа хафлингов. Утром им предстояло отправиться вниз по Стратпару навстречу правосудию.

Продолжение следует

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.