Тёмная Сторона

[i]Эта повесть должна была стать вступлением к миру, где проходило большинство наших игр... Он создавался по ходу дела, постоянно меняясь... Приобретая новые черты и краски, теряя старые... Сейчас во мне возникло настоятельное желание оформить этот мир в текст, с подробным описанием и тд. и чтобы это желание не кануло в лету, буду все нароботки скидывать сюда, подогревая так сказать интерес.[/i] [b]Собственно: Тёмная Сторона.[/b] [i]Что было бы, если бы наши эмоции не растворялись в непонятной пустоте, а собирались где-то над нами подобно невидимым, но реальным тучам? Если бы гнев, злость, боль, страх, да сотня других эмоций, копились бы, собираясь в грозу? Они готовы рухнуть дождём на наш мир. Вернуться обратно, туда, откуда они пришли, удвоив или утроив наши страдания,… но боги милостивы. Мы спокойно можем и дальше продолжать нести боль, испытывать страх, сводить и сходить с ума…, гроза пройдёт не здесь, нет, совсем не здесь. [/i] Ты спрашиваешь меня: что это – Тёмная Сторона. И ты знаешь, Я могу рассказать тебе о ней. Я могу рассказать тебе о ней всё. Могу обрушить лавину тёмных откровений, лавину, что сметёт всякий разум на своём пути, и завалит своим страшным весом, так что ты никогда не сможешь выбраться… нет, это плохая идея. Тёмная Сторона это безмерный, пускай страшный, и безумный и отвратительно жестокий, но… безмерный мир. Я открою его тебе через мою историю. Историю пути по его тёмным, бескрайним дорогам. Так будет лучше. Знаешь, как это было? Как я в первый раз прикоснулся к Тёмной Стороне? Это случилось утром одного дня. Дня, который я буду помнить всегда. Теперь он - маячок, спасающий меня от того чтобы окончательно не погрязнуть в этом безумии, в этом страхе, в этой боли… но, ты знаешь, именно этот проклятый день провёл широкую линию, отделившую мой старый спокойный мир от моей жизни. Теперь всё, что было до этого дня – память, мёртвая память. Это не важно. Я проснулся тогда в скверном настроении, ночью мне снились кошмары. Ускользающие обрывки сна вспыхивали и гасли в моём разуме. Вот, кажется, кто-то стреляет,… потом я бегу в ужасе, убегаю, по-моему, но не хватает сил, потом… я просыпаюсь. В своей квартире. В тёплой, уютной квартире, и как, чёрт возьми, хорошо, что всё это было сном. Не имеющие особого смысла картинки, игра воображения… так я тогда думал. Мой дом – моя крепость, не так ли? Никогда потом я не был так наивен. Но, сон был позади, а впереди ждал новый день. Однако, я понял это почти сразу, что-то было не так… и даже не сумрак за окном, рождённый низкими тучами… и не холод, внезапно заползший под одеяло… это что-то было чувством густой пустоты и, одновременно, тревожным ядом заполнившими мою душу. Но, думал я, что эти чувства? Они подобны снам - картинки, воображение. Встал, оделся, умылся… вот реальность. Но кто-то сломал программу. Тревожный яд быстро превращался в страх, во рту пересохло, а сердце начало стучать очень быстро и очень громко. Что-то было не так – это не правильные слова. Правильные – ничего не было так. Я успел встать, и даже одеться, прежде чем посмотрел вокруг. А зачем мне было смотреть? Я и так всё здесь знал. Кто-то стёр краски… нет, не так, краски остались, но стали покрыты налётом серости, как будто посыпанные пеплом. Все вещи вокруг стали старыми, потёртыми и сломанными, даже новый диван, хороший кожаный диван, настоящая фирма – я мог себе позволить, стал скучным и облезшим. Не порванным, нет, я говорю не об этом. Он стал старым. Таким было всё, что окружало меня. Шкафы, ковры, книги… всё выглядело так, будто пробыло здесь сотню лет, не меньше. А ёще этот бардак… Ты знаешь, мне стало страшно. Что я мог тогда подумать? А что бы подумал ты? Ограбление или, может быть, война, в конце концов. Я цеплялся за любое разумное объяснение, это естественно. Я сказал тебе, что всё было старым…, соврал. Мой ящик, новенькая плазма, тогда они ещё только появились в продаже, я мог себе позволить её тоже… я вообще мог много чего себе позволить… так вот, этот ящик, был таким же новеньким, как и прежде. Это сильно бросалось в глаза на фоне того, что было вокруг. И вот, пока я стоял и судорожно искал объяснение, ящик начал работать. Он зашипел, как при слетевшей программе… знаешь, я чуть не обделался тогда (смеётся). Потом появилось изображение, мутное и грязное, оно постоянно дёргалось и сбивалось… помню я тогда подумал – точно война. На экране был человек в шляпе, плаще и чёрных перчатках, чертовски похожий на гангстера сороковых в Америке. Диктор, проскочила мысль. Он стоял на фоне городского банка чуть в стороне от фокуса, так что я хорошо разглядел трещины и разбитые окна. Какое-то время, десять секунд, едва ли больше, он просто стоял, и смотрел на камеру. Потом достал сигару, закурил. - Страшно, Виктор? – спросил он. Я сглотнул, да страшно, но он же не ко мне обращается верно? Может быть к оператору… - Да нет Виктор, к тебе – сказал он и затянулся. Я сел. На пол. Скорее упал, не смейся, мне было не смешно. - Мало времени – продолжал гангстер – поэтому слушай внимательно. В шкафу справа от тебя пистолет. Возьми его, потом иди в банк, там я скажу тебе, что делать дальше – на некоторое время он замолчал. Пистолет? Какого чёрта? - И кстати, да – ещё затяжка – кто это там в коридоре? Телевизор погас и в тот же момент я услышал шаркающий звук за дверью спальни, ведущей в коридор. Я метнулся к шкафу, дрожащими руками схватил пистолет. Стало ещё страшней от того что он и в самом деле оказался там. Это был ТТ (описывает характеристики), но тогда я об этом ещё ничего не знал. Да и стрелял я, последний раз в армии. Кто-то, бывший в коридоре, приблизился к комнате. Скребущий звук повторился вновь у самой двери и затих. Как же всё это было, чёрт возьми, страшно. Но, ты знаешь, гораздо, гораздо страшней стало, когда, тихо скрипнув, открылась дверь. Вот тогда я начал кричать. И стрелять. Потом кричать и стрелять вновь. Когда закончились патроны и раздались щелчки, я всё ещё продолжал кричать. Оно упало в проём. Я заплакал, просто эмоции, схватился за голову. Когда немного успокоился, подошёл ближе. Это был сгнивший труп. Живые мертвецы, знаешь, я тоже ел попкорн на этих фильмах. Но когда оно в полный рост появилось в проёме, я готов был поклясться, гниющие глаза смотрели прямо на меня. Теперь вблизи я видел, насколько мне позволял сгустившийся сумрак, что это труп не человека. Или может это был труп очень уродливого человека. Челюсть со звериными клыками, жуткие когти на длинных пальцах… одним словом - тварь, но важно было совсем не это. Важен был простой вопрос. Зачем. Я. Подошёл. Близко? Тварь, неожиданно схватила меня за ногу. Сердце чуть не остановилось тогда. Её хват был железным, смотри - вот шрамы. Я опять закричал и со всей силой ударил тварь по черепу. Хрустнули позвонки, и хват ослаб. Тварь дёрнулась, с её тела рванула вверх и почти сразу растворилась в воздухе призрачная тень цвета запёкшейся крови. Больше тварь не шевелилась. Как бы то ни было, я недолго пробыл в квартире. Забрал из шкафа две полные обоймы, да, они были там, и быстрым, но сбивчивым от страха шагом пошёл прочь. Я только мельком заглянул в комнаты на пути – везде было то же самое: старость, серость, бардак. Я хлопнул дверью и вышел в подъезд. Было темно. Я позволил себе отдышаться. Ты знаешь, наш подъезд всегда был чистым, но не теперь. Собравшись с духом, я быстро вышел на улицу. Всё было окутано сумраком. Густые тени, ползли из каждого угла и переулка, едва-едва сдерживаемые тусклым светом, падающим с затянутого низкими тучами неба. Всюду на улицах царила разруха, старость и серая мгла. Разбитые, или забитые досками окна, обветшалые или же вовсе сорванные двери, осыпавшаяся штукатурка, обнажившая кирпичи. Ещё вчера было лето, сейчас – внезапная, будто сорвавшаяся с цепи, поздняя голодная осень. А эти деревья… их голые кривые ветви царапали небо, а сами они, казалось, скрючились в страхе… Война? (смеётся). Идти было страшно. Не идти было ещё страшнее. Вокруг никого не было. Город словно вымер. Я всё время оглядывался, всматриваясь в тени. Слушал каждый звук. Со звуками, как и с красками, было плохо. Тишина города сводила с ума. Мои шаги, стук сердца и редкий скрип дверей, казались самыми громкими звуками. Но знаешь, два раза я слышал, что кто-то кричал. Далеко, да, но очень страшно. Сердце тогда хотело выпрыгнуть груди. Один раз я слышал выстрелы, и только крепче, внезапно вспотевшими руками сжал пистолет… До банка был квартал пути, когда я это увидел. Кто-то обрезал улицу поперёк. Даже нет, кто-то обломал её. Дорога, покрытая трещинами, срывалась в пропасть, дома по обе стороны от неё срывались тоже. А дальше, дальше была кипящая, подобная грозовым тучам тьма. Я стоял и смотрел на это. На обнажённые квартиры, и на свисающие лестницы, на тьму, бурлящую в ста метрах от обрыва…, а ты говоришь война… не одно оружие в мире не способно сотворить такое. Ни одно, и никогда. Не знаю, сколько прошло времени – пять минут или полчаса, когда, совсем рядом, за углом, разрывая в клочья тишину, раздались выстрелы. Они вырвали меня из лап оцепенения, и тут же вогнали в новое. Что делать? Бежать? Затаится? Охваченный паникой разум кричал - прочь, быстрее прочь…, но стрельба, всего на мгновенье, затихла, и прежде чем раздалась вновь кто-то, бывший за углом, громко и зло прохрипел: сдохни, мёртвая сука, сдохни вновь. Кляня себя за глупость и необдуманные решения, я бросился туда. Десять метров, поворот. На дороге, укрытые мраком, находились двое – мёртвая тварь, подобная той, что была в квартире и человек, парень. Между ними – рывок. Человек беспрерывно жал на курок, выстрел за выстрелом, но тварь… она подбиралась всё ближе, даже не думая дохнуть. Не размышляя, я начал стрелять тоже. Тени, или может ужас, болью сдавивший виски, заставляли бить мимо. Большинство выстрелов ловили пустоту, но часть из них, всё же, приходилась в цель. Тварь дёргалась от каждого попадания, и… это всё. Через мгновенье она вцепилась в горло своей жертве, стрельба захлебнулась, человек закричал, пытаясь вырваться, но крик его, полный страха и боли почти сразу оборвался. Дальше… что-то, некая уверенность, овладела мной. Времени не было. Быстро оглянутся, схватить, какая удача, железный прут, одним рывком оказаться рядом. Следуя опыту, ударить прямо по мёртвой башке. Удар, ещё удар. Тварь обернулась, её глаза, жёлтые и гнилые, нашли новую цель…, мой желудок сжался, я истерично закричал. Когтистая лапа, быстро, очень быстро, взлетела в замахе, но поздно. От удара, череп твари лёг на бок. Она замерла, пошатнулась, уже знакомая картина – тень цвета запёкшейся крови, рванула прочь. Уродливое тело рухнуло на асфальт. Казалось, что всё кончилось. Бросить прут, устало сесть, взяться за голову…, но нет, нет. Весь этот утренний кошмар, невозможный нигде и никогда, взорвался во мне истеричной, бесконтрольной яростью. Ярость заставила схватить тень руками, в стремлении разорвать её на части, на сотню кусков. Даже страх пропал тогда в собственном испуге. И, знаешь, я схватил её, да вот так своими руками. Тень яростно и злобно забилась, пытаясь вырваться. Я почувствовал, как с каждым её рывком жизнь, невидимыми кровавыми ручьями, покидает мое тело. Но я не отпускал, нет, совсем нет, сжимал её сильней и сильней, что-то кричал... О, я был тогда воплощением ненависти. Потом, как-то неожиданно тень обмякла, перестала сопротивляться, и одним, коротким рывком вошла в моё тело. Да-да, она нырнула в него. Я не успел понять, что произошло. Только откинулся назад, как от удара током и потерял сознание. - Эй, слышишь? – спасённый мной стрелок пару раз въехал мне по лицу, заставляя вернуться обратно. – Ты жив? - Да, кажется да – я с трудом сел – а, эта…это… - Сдохла – стрелок, парень двадцати трех – двадцати пяти лет, зло сплюнул. Его лицо и грудь были поцарапаны. Одежда, грязная порванная футболка и джинсы, заляпаны кровью. Я оглянулся. Казалось, ничего не изменилось. Тьма так же сочилась из углов и подъездов. Редкий, сухой ветер копошил обрывки газет, бросив одну из них к моим ногам. Дохлая тварь валялась рядом, приковывая к себе взгляд. Но всё же что-то было не так. Не снаружи, нет. Что-то было во мне, в моём разуме, может быть в душе. Появилось нечто новое. Подобно тихому шепоту, едва уловимому присутствию. Парень говорил, но я не слушал весь обращённый в себя. Там внутри затаилась тень убитой твари. Я понял это, стоило только прислушаться к её беззвучному шепоту, к её воле, что злым комком притаилась в душе. Она ждала, я знал, ждала момента, когда сможет вырваться прочь. - Эй, ты вообще слышишь, что я говорю? – парень схватил меня за плечо, оцепенение спало. - Извини, я… просто задумался. Это всё вокруг…, что вообще произошло? - Я спросил о том, же. Думал, знаешь. – его взгляд сделался подозрительным. Он навёл на меня пистолет. - Спокойно, спокойно – я поднял руки, убрал палец с курка – Понятия не имею, что произошло и происходит вокруг. Поверь. Когда я проснулся у себя дома, это всё уже было таким. Хотя ещё вчера… - я замолчал. Только сейчас ко мне пришло понимание, что я почти ничего не помню о недавнем прошлом. Нет, я хорошо помнил, что было год назад и раньше, но потом, потом память превращалась в изорванное полотно. Только обрывки. Общие картины. Чьи-то лица, смех… все было смутным едва уловимым. Ничего конкретного. Самое главное, я не мог сказать, ни то, что было вчера, ни то когда это вчера было вообще. Вот так. Знаешь, я не помню до сих пор. - Что, не помнишь? – парень опустил пистолет - и я не помню…, послушай, может это какой-то спектакль? Эксперимент. Или мы сейчас под наркотой, да? - Не знаю, я не принимаю наркотики. Может новый вирус? Знаешь, я видел фильм… - Бред! – парень опять сплюнул, - У меня есть сигареты, будешь? Нет, ну ладно, а я закурю. – Дешёвая марка, мятые спички, - Послушай, надо валить. – Затянувшись, он продолжил - Парень в телевизоре, там, в гостинице, в чёртовой дыре, сказал, что мне нужно в банк. – От его слов совсем не хорошо зашумело в голове, - Не смотри так, я правду говорю. Я подумал диктор, но, он ко мне обращался, да. - Ты думаешь, нам стоит идти? – о том, что было в квартире, я не сказал ни слова. Какая-то смутная мысль мелькнула в голове и тут же пропала из виду. - Нам нет. Он ко мне обращался. Можешь не идти, а я пойду. Только загляну по дороге в ментовку. - Зачем? - За стволами. - Я пойду с тобой, один здесь не останусь. Но, ты знаешь, мне кажется, это какой-то обман. Ловушка. - С начала за стволами, а там посмотрим. Парень мне не нравился, нет. Его манера говорить, по злому наглое поведение… бывший уголовник, вот что я думал. Знаешь, в то время я был добрым гражданином, не без грешков конечно, но… Холодный ветер забрался за шиворот, меня передёрнуло. - С чего ты решил, что стволы там будут. Да даже если будут, на этих…, в общем, патроны их не берут, я в одного обойму высадил. Да и в этого, - кивнул в сторону, - мы тоже, вроде попадали. - Знать надо, куда бить. Я вот двоих высадил, - ещё плевок, - этот был слишком шустрым. - Послушай, - продолжил он, - тебя я не тащу, понял? Я знаю что делаю. Сначала пушки, потом банк. Там я вышибу из телеумника все, что он знает. А он сука знает, я уверен. Наглая, слишком рожа. – Парень посмотрел в небо, - Тьма сгущается. Ты как знаешь, я пошёл. Меня Олегом кличут. Лютым. Пока всё :)
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

1 комментарий

avatar
а дальше, дальше-то что было?)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.