Фиаско на Ролеконе

Профессор Абрахам ван Хельсинг направлялся навестить своего старого друга, преподающего в местном университете прикладную геранто-гематологию. Был погожий осенний вечер, солнце уже успело скрыться за горизонтом, но последние его лучи разливались гаммой красок на высоком октябрьском небе. Фонарщик еще не появился у остановки омнибуса, и было довольно темно. Подумать только, говорил про себя Ван Хельсинг: ведь на дворе конец девятнадцатого века, во всем мире давно в ходу лампы в тысячу свечей - чудесное изобретение Эдисона, но только не в этом захолустье. Сначала профессор обвинил во всем игру воображения и сумерки. Совсем немолодому ван Хельсингу вдруг показалось, что он увидел знакомое лицо. Внезапно волоски у него на спине встали дыбом, и по коже прошелся ледяной ветерок. Это она! Но ведь профессор своими собственными руками всадил ей в сердце осиновый кол, ровно год назад. И теперь она здесь! Под лучами пусть заходящего, но солнца! Под руку с каким-то щеголеватым джентльменом: впрочем нижняя челюсть и надбровные дуги выдают в нем человека не с самым решительным характером. Ван Хельсинг присел на высокую чугунную лавку у остановки и прислушался, когда пара проходила мимо. - Дорогая моя, клянусь Богом я избавлю тебя от этого чудовищного проклятья! Сейчас, у моего старого университетского наставника, профессора... - Милый, не спеши. Ты ведь не знаешь каково это. Сколько новых граней открывает мир. Ведь всего одна капля крови - и ты тоже... Ван Хельсинг понял, что не обознался. Он должен закончить начатое. В правом крыле университета, в студенческой комнатке, которую юный лорд фон Винтер Мл. покинул всего несколько лет назад, шел тяжелый разговор наставника и ученика: - Мой дорогой ученик, я знал твоего отца, и поклялся ему, что сохраню его тайну и уберегу тебя от тех ошибок, которые некогда совершил он. Я не могу пойти на это, мой препарат не опробован на человеке и последствия могут быть самыми непредсказуемыми и опасными! - Но учитель, я люблю её! Я должен избавить её от проклятья нежизни! Да, она богомерзкий вампир, но внутри она милый моему сердцу нежный цветок с чистой душей! Вы должны мне помочь! - Ты сам не ведаешь что творишь! Ты был лучшим в геранто-гематологии в своем классе и сам должен понимать, как это опасно! Нет, я не могу помочь тебе, но клянусь, что сохраню твою тайну, как некогда клялся твоему отцу, старому лорду фон Винтер, чей портрет весит в моем кабинете как напоминание о глупости Икара и участи Прометея. Молодой лорд поспешно кивнул и вышел, гневно открыв дверь. Прямо на пороге стояла его жена - леди фон Винтер, чье лицо в сумерках университетского коридора казалось белым пятном, а резкие черты лишали это лицо человечности, придавая сходство с диким зверем. Секунду лорд фон Винтер в задумчивости глядел на нее, как будто в первый раз, но через мгновение улыбнувшись взял за руку и повел прочь. - Вот ты и попалась, адское отродье! Теперь тебе не уйти от карающего рока! - профессор ван Хельсинг направил в сторону леди фон Винтер серебряное распятие и выстрелил из своего четырехствольного арбалето-пистоля, благословленного в Риме самим кардиналом священной конгрегации. Лорд фон Винтер Мл., закрыв жену грудью, схватил серебряную пуля прямо в живот, и упал в руки своего старого учителя, который успел догнать их после ухода, чтоб еще раз предостеречь бывшего студента от глупостей. Пустая остановка омнибуса стала местом трагедии. Внутренности молодого лорда выплеснулись на брусчатку, и сам он осел на землю. Темнеющие глаза уже не различали лиц в тусклом свете газового фонаря, но руки тянулись вперед, и губы шептали: "Любимая, я хочу быть с тобой вечно". Вторая пуля прошила насквозь голову леди Фон Винтер, из отверстия стали выпадать отвратительные многоножки, ящерицы и черви, но она лишь хохотала: "Ты глупец ван Хельсинг! Серебряные пули действенны лишь против оборотней!" Старый учитель не мог допустить гибели своего ученика. Он достал из кармана жилета заветную пробирку, быстро наполнил экспериментальной жидкостью автоматический шприц и сделал молодому лорду инъекцию. Конечности умирающего начали беспорядочно двигаться, изо рта пошла пена. Пока его трясло, ван Хельсинг пытался отбить атаку вампирши, но его старческие руки не обладали былой силой. Вдруг на пустой улице раздался еще более пронзительный и победный хохот: "Теперь ты один из нас, ван Хельсинг!" Профессор был укушен. Что-то из глубины его разума начало прорываться наружу, какое-то потаенное и животное чувство. Вместе с тем профессор почувствовать жуткий, невыносимый голод и манящий запах свежей крови. Беспорядочные движения прекратились. Молодой лорд фон Винтер открыл глаза и посмотрел в лицо своего учителя. Потом протянул к нему руки и взял за рукав. Учителю показалось, что кулак сжимает его запястье слишком сильно, но это могут быть побочные эффекты. Потеря координации и восприятия прилагаемой силы. - Моооозгииии, - протянул молодой лорд. Потеря контроля. Учитель бежит во тьму переулков. Крик вампирши и профессора. Борьба за доминирование над разумом ожившего мертвеца. Проблеск разума. Связка динамита в руке ван Хельсинга. В воздухе. В университетском окне. Вампирша мертва. Белый корридор залитый светом. "Я ждал тебя". Ван Хельсинг в руках охотников. Борьба. Профессор проткнут дюжиной осиновых кольев. Его руки перебиты. Зубы вырваны. Он мертв даже для вампира. Но легкая улыбка и умиротворение придают его лицу благородства. Старый учитель потерял лабораторию, но самое главное осталось в его голове. А время... Времени ему хватит. Старое поместье на окраине города. Лорд фон Винтер Мл. сидит в углу у камина. В полной темноте. Он проводит рукой по волосам. Они остаются на ладони. Он обращает внимание, что под ногтями зеленеет плесень. Он уже пробовал её убрать, но ногти шатаются. Раньше ему часто снилось как у него шатаются ногти или зубы, и проснувшись он вздыхал с облегчением. Он пробовал проснуться и сейчас. Каждый день. Каждую минуту. Вдруг стук в дверь. Тяжелое кованое кольцо. Тень девушки, в свете лучей за дверью видно несколько коробок в её руках - что-то из местной булочной. Город погружен во тьму. Лишь окраины озаряет пожар. Одни фигуры носятся от дома к дому, другие что-то кричат с крыш. Звук мушиных крыльев перекрывает все остальные. Мир замер. Лишь одно слово срывается с губ толпы. - Моооозгииии...
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

1 комментарий

avatar
Супер! Очень знатно поиграли. Отчет отличный.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.