Опиумная война. Одиннадцатый ден

Кимико заключает договор с Хиобу по поводу передачи ей дистрибуции наркотиков в землях Журавля, устраивает показательную казнь [strike]Вильяма Волоса[/strike] Брови и закатывает опиумную вечеринку для молодежи города. Однако как и в прошлый раз (в Тоши Ранбо) наркотики Ким до добра не доводят.

  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

2 комментария

avatar
Губернатор и продажный Магистрат.



Немного поспав, я поспешила к губернатору Шосуро Хиобу. Она поздравила меня с победой и позволила мне казнить Брови так, как я это замыслила.
Так же я спросила у Хиобу, что она думает о возможном возвращении к делам Соши Сёрийоко. Хиобу повела речь о процентах, которые Сёрийоко должна будет в таком случае отчислять ей, но мне это было не интересно. Я лишь уведомила ее, что подписала бумаги для Сёрийоко.
Затем мы поговорили о дистрибуции опиатов в землях Журавля, которую я хотела передать под контроль моих людей. В целом Хиобу была согласна, а детали Джохо должен был изложить моему представителю.
Обсудив все дела, я решилась обратиться к Хиобу с личной просьбой. С тех пор, как я впервые увидела Баюши Сейго, Какита буши, не проигравшего ни одной дуэли, я была словно одержима им. О, как я мечтала о поединке с ним. Но я никак не могла найти повода, и, конечно, второй раз Баюши Гошиу не простил бы мне беспричинного убийства его йохимбе. Я просила Хиобу помочь мне затеять ссору с кем-нибудь из Скорпионов, защитником чести которого мог бы выступить Сейго, но Хиобу мне отказала. Вернее, сумма в 500 коку, запрошенная ею, была несоразмерно высока.


Пребывая в отличнейшем расположении духа, в сопровождении моего отряда ронинов, Шосуро Джохо с отрядом Громовой Стражи и Магистрата Його Осако я отправилась в Квартал Кожевенников. Неприкасаемых согнали на главную площадь, где Брови был предан мучительной казни, а Агаша Ханори обеспечил, чтобы эта казнь была по-настоящему долгой. И пусть дух Брови так и не был сломлен, я осталась очень довольна уроком, преподнесенным неприкасаемым.
avatar
"Выпивая со Скорпионами, будь готов, что тебя ужалят.


Желая отпраздновать свою победу, я арендовала казино Постного Мяса и пригласила всех молодых самураев города. Мы пили, развлекались и курили опиум. Мне даже удалось уговорить мою милую Икома Йорико присоединиться к нам, хотя ее строгие правила и понятия о чести и не позволяли ей ничего подобного.
Так сложилось, что в тот вечер я больше всего общалась с Баюши Сейго. С одной стороны, я неоднократно пыталась спровоцировать его на дуэль. Дуэлист игнорировал мои тонкие оскробления и даже прямо брошенный вызов. Каждый раз, без смущения глядя мне в глаза, он заявлял, что удовлетворит мое страстное желание только после того, как я удовлетворю его. Возможно, это звучит двусмысленно, но то, что Сейго говорил мне было сформулировано совершенно однозначно и непристойно. Я видела, как все сильнее заливается краской лицо Йорико.
С другой стороны, мы с Сейго внезапно оказались союзниками˻ в обмене колкостями между Какита буши и Баюши буши. Я уже сильно опьянела, мне было очень весело, и я начала позволять себе лишнее.
Я заметила, что Йорико покинула нас, только тогда, когда Баюши Гошиу присоединился к нашему празднику. Я сразу обратилась к нему с просьбой позволить его йохимбе сразиться со мной, на что Гошиу ответил, что ему кажется, что Сейго уже обозначил, какую плату за это он хочет получить. Не дав мне ответить, он поинтересовался, почему я задираю исключительно Скорпионов. На что я совершенно не подумав ответила, что Баюши Отадо, которому я выбила глаз на дуэли, вообще скорее всего не Скорпион, а как минимум Единорог. Все стали смеяться над несчастным Отадо, которого и без того постоянно пытались унизить. Желая загладить неловкость, я сказала, что не хотела его обидеть распространяя сплетни, и что я прочла об этом в его досье, чем, конечно, только еще больше испортила положение. Отадо побледнел, встал и, извинившись и испросив позволения у Гошиу, ушел домой. В тот момент я поняла, что уже слишком пьяна, и тоже хотела уйти, но меня уговорили остаться.
Я едва не затеяла ссору с Його Осака, намекнув на ее тщательно скрываемую любовь к Шосуро Джохо, и когда я сказала что-то оскорбительное самому Гошиу, я поняла, что теперь уж точно пора идти домой.
Однако оказалось, что никто из верных мне людей не готов проводить меня. Икома Йорико так и не вернулась, Юритомо Юрико о чем-то оживленно беседовала с Шосуро Джохо, а Агаши Ханори был слишком увлечен праздником. Мирумото Отокан и Шиба Такако вообще не пришли, сославшись на важные дела. Баюши Сейго вызвался проводить меня, и мы покинули казино вдвоем.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.