Опиумная война. Шестой день. Похороны.

Хоронили Магистрата, порвали три баяна...
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

9 комментариев

avatar
Казалось, все мое тело было изломано и избито.
Моя милая Йорико первой прибежала навестить меня. Она была в ярости и горела жаждой мести. Я попросила ее получить ордер на арест Коречика у губернатора Хиобу. Йорико ушла, пообещав скоро вернуться с шугенжой, которая исцелит мои раны. Иде Баранато, обычно занимавшийся этим, отсутствовал в своей резиденции.

Посреди комнаты установили ширму, и Ичиро работал, не отходя от меня. Стальная Бабочка охраняла нас обоих.

Вскоре я получила письмо от Джинавы и Отокана. Джинава докладывал об их ночном дежурстве в тюрьме. Мамоно приходил ночью, видимо, хотел поговорить с одним из Крабов. Его нападение отбили, один стражник был убит, Мамоно скрылся.
Отокан прислал стихи и нефритовые четки. Когда-то это выглядело бы двусмысленно: именно эти четки Отокан подарил мне в знак своей любви… Но сегодня подарок был просто необходимым мне амулетом из нефрита, а в стихах крылось предупреждение. Я смогла расшифровать его. Кто-то объединяет врагов против Хиобу: ниндзя, эта, Соши Сёрийоко, картель Баюши. Эта ночь будет жаркой. Нападут на Храм Солнца, затем на тюрьму и дворец губернатора.
Я ответила Отокану стихами, что поняла его предупреждение, и к ночи мы будем готовы. Я одела на руку нефритовые четки, сцепив их кусочком бечёвки, как браслет.
avatar
Ссора


Оставшись одна, я позвала мужа, чтобы обсудить с ним наши планы. Он опустился на мою постель и говорил очень тихо, выдыхая слова прямо мне в ухо. Я рассказала ему о предупреждении Отокана, и Ичиро начал было говорить о том, какую выгоду мы могли бы извлечь, скрыв информацию о моем спасении.
Внезапно тон моего мужа резко изменился. На его лице отразилась плохо сдерживаемая ярость.
- Что это такое?! – спросил он, показывая на брильянт, подаренный мне Йорико, который я носила на длинном шнурке на шее.
- Подарок…, - пролепетала я.
- От кого?
- Икома Йорико.
- И с чего бы ей дарить вам такой подарок?!
- Ответный дар… Я подарила ей веер…
- Веер?! Мужчины дарят подарки такой ценности за рождение сына!
- И стихотворение, - я чувствовала ужасную слабость.
- Любовное стихотворение, я полагаю?!
Ичиро смотрел на меня так, словно был готов убить меня. Никогда прежде я не видела в нем столько ярости.
- Немедленно снимите его! Откажите ей от дома! Пусть убирается! И ее шугенжа не подойдет к вам! Снимите ее с должности!
Я с трудом смогла стянуть с себя шнурок с брильянтом трясущимися переломанными руками и протянула его мужу. Он схватил его и с яростью бросил об стену. Я разрыдалась. Я бормотала что-то о том, как люблю его, и о том, что не изменяла ему, и о том, что пыталась рассказать ему обо всем, но он всегда был так занят. Ичиро носился по комнате, извергая проклятья, и ломая все на своем пути.
Потом он поднял меня с кровати и сжал в объятьях. Как силен был мой муж!
(5 сила, для сравнения у Кимико – сила 2) Я почувствовала, что все мои раны раскрылись, а сломанные кости пришли в движение. Ичиро душил меня, и я ничего не могла поделать…
avatar
***
Йорико как на крыльях летела, торопясь поскорее вернутся с Китсу-самой в резиденцию Магистрата. Мысль о том, что благодаря ей ее девочка получит самую лучшую помощь, казалась очень приятной.
Но войдя в дом, Йорико услышала рыдания и стоны. Все слуги плакали, а Баюши Токака-сан, камеристка Кимико, сквозь слезы сообщила новость, в которую Йорико едва могла поверить. Ее девочка мертва? Как это могло случиться? Она разговаривала с ней не больше, чем 15 минут назад.
Йорико вбежала в комнату, где лежала ее девочка. Ее тело безвольной куклой в неестественной позе лежало на кровати. Йорико все еще не понимала.
Муж Кимико набросился на нее с оскорблениями и попытался выгнать прочь. Сперва Йорико пыталась вежливо игнорировать его выпады, понимая его отчаяние. Но постепенно ей стало ясно, что злобы в нем больше, чем горя. Она увидела, что одежды Ичиро пропитаны кровью. Кровь была у него на руках и даже на лице. И это была не его кровь. Дар ее любви валялся на полу. А муж Кимико проклинал их обеих.
Это он убил ее девочку! Она не могла умереть сама. Он узнал об их связи и убил ее.
Йорико хотела немедленно вызвать Ичиро, но тот лишь рассмеялся ей в лицо.
- Теперь, когда мой лучший йохимбе мертв, каждый трус захочет вызвать меня!
Йорико была вынуждена уйти. Она еще не чувствовала боли, лишь ярость и желание отомстить.
***
avatar
Слух о гибели Изумрудного Магистрата разнесся по городу быстрее ветра.
Вернее, о скорой гибели Магистрата поговаривали еще прошлым вечером. Город ждал. Даже Жалкий не стал пытать переданного ему для допроса Брови.
Город знал о смерти Какита Кимико уже ночью, когда кони Магистрата и Императорского сборщика налогов были найдены мертвыми, а их всадники пропали, оставив на улице немало своей крови.
Неприкасаемые вышли на свою обычную работу, забыв о ночном ультиматуме. Когда Какита Ичиро объявил о смерти своей жены, город был готов принять эту новость.


Пришедшие позаботиться о теле Магистрата эта увидели ее мужа, потерявшего рассудок от горя. Обливаясь слезами и не слушая увещеваний, он сам омыл тело жены и переодел ее в погребальные одежды.
avatar
***

- Кажется, теперь вы можете сделать мне предложение, о котором говорил Баюши Гошиу, - сказала Шосуро Хиобу, когда они с Какита Ичиро остались одни над телом Изумрудного Магистрата.
- Несомненно, - Ичиро посмотрел на мертвое лицо своей жены. – Теперь ничто не разгоняет тьму, наполняющую мою душу с самого рождения. Если бы моя жена была жива, она остановила бы меня. Если бы она могла слышать наш разговор, посмотрел бы я, как мы стали бы давать показания друг против друга.
- Но она мертва, - Ичиро поднял взгляд на Хиобу и перешел к делу. – Мои люди смешали большую партию «жидкой пустоты» и «драконьего дыхания» из трофейного опиума из Тоши Ранбо. Цены взлетели до небес. Я мог бы уступить вам весь свой товар за 3600 коку, - Ичиро назвал сумму, вчетверо превышающую обычную рыночную стоимость, - и думаю, что вы все равно получите огромную прибыль.
- Я согласна. Когда ваши люди будут здесь?
- Послезавтра. Не проболтайтесь. Они идут под знаменами Журавля, но если пойдут слухи, Увядший уничтожит вашу последнюю надежду дать бунтующим людям то, чего они хотят.
***
avatar
Тело Кимико перенесли в Храм Солнца. Высшая жрица Мейо положила изображение солнца на лоб покойной.
Множество людей разных сословий и разного положения пришли проститься с Магистратом.
Даже Мамоно мелькнул в толпе, он пытался понять, что делают все эти люди.
В городе начались беспорядки. Хиобу отправила Джохо арестовать Баюши Коречика. Между Громовой Стражей и воинами Баюши завязалась кровопролитная схватка. Соши Серийоко появилась над домом Коречика, призвав Они на помощь его людям и атаковав воинов-Шосуро кровавой магией. 50 самураев Баюши и 35 самураев Шосуро, а так же 6 пожарных погибло. Шосуро Джохо на дуэли убил Баюши Коречика.
Кто-то напал на торговку Лошадь, разводившую коней под патронажем Коречика, перешедшую к нему из-под защиты Единорогов. Конюшни были открыты и лошади разбежались по городу.
Был убит торговец Скрытный, находившийся под патронажем Хиобу.
avatar
***

Ближе к вечеру Единороги пришли проститься с Магистратом.
Иде Баранато, как и Икома Йорико, был весьма удивлен ее смертью. Он лично (как шугенжа) осмотрел раны Кимико прежде, чем отправить ее домой. Он не сомневался, что они были не опасны для жизни. И даже не будучи в курсе раздора в молодой семье Какита, он понял, что это муж убил ее.
Генши просила ками, чтобы Кимико переродилась в ее семье Отаку.
Ее младшая сестра Отаку Наиши произнесла сокрушенно, обращаясь сама к себе: «Сколько крови пролито ради несбыточной мечты. И вот она лежит здесь мертвая. Торговля опиумом не может быть легализована, она навсегда останется Имперским преступлением. Все зря».
***
avatar
… Ичиро душил меня, и я ничего не могла поделать.
- Было бы интересно посмотреть, кто как поведет себя после вашей смерти. Кто из «друзей» готов всадить нож в спину? Многое могло бы раскрыться, - прошептал Ичиро, сжимая меня в смертельных объятьях.
Наконец, он опустил меня на кровать. Наша одежда была пропитана моей кровью, кровь была на руках и даже на лице Ичиро.
- Сможете ли вы изобразить мертвую? – спросил мой муж, и я отрицательно шевельнула головой.
Тогда он извлек из складок оби две бамбуковые капсулы.
- Мне дал их Дайдоджи Бенкей. В одной – снотворное, приняв которое, вы словно умрете. Во второй же – настоящий яд. Вы доверяете мне?
- Если вы спрашиваете, верю ли я, что вы не отравите меня, то нет. Но я бесконечно люблю вас, и вы можете убить меня, если это вас утешит или в чем-то поможет вам. Простите меня, - слезы все еще текли по моему лицу.
Ичиро переломил бамбук и дал мне выпить содержимое. Я почувствовала, как смертельная слабость сковывает мое тело…
avatar
Наступила ночь.
Все посетители покинули Храм Солнца. Только безутешный Ичиро остался в зале, распростертый на полу возле возвышения, на котором лежало тело его жены. Служители погасили свечи и заперли двери тяжелым засовом.
К середине ночи Ичиро, сломленный горем утраты, произнес сквозь слезы, что не может жить без любимой и примет тот же яд, которым отравил ее.
Вскоре зал погрузился в полную тишину.

Кимико почувствовала, что солнышко у нее на лбу нагрелось. Лезвие катаны пробило дубовую стену и отбросило засов. Три темных фигуры вошли в зал, заперев за собой двери.
Изображение солнца вспыхнуло, пробуждая Кимико. Ее сердце снова забилось. Сотни свечей, расставленных в зале, вспыхнули, не оставляя тени ни единого шанса. Облаченная в белоснежные погребальные одежды, Кимико поднялась на ноги, выхватывая катану из стойки рядом с возвышением.
На секунду замерев , Кимико сорвалась с места и смертоносным белым вихрем пронеслась по залу.
(Фул атака после центр стойки. One strike two cuts. Первый удар в Когти ночи с полного дайспула 10к9+5 на попадание, центр-стойка и войд поинт в дамаг – 8к4+4+ успехи от финта. Второй удар в раненого в прошлом бою здоровяка с тетсубо Железную Смерть. Попадаю с пяти райзов для сплита. Дамаг «голый» 5к2, но его оказывается достаточно. В Безликого последняя атака с финтом. Дамаг 5к2+20. Аут, добиваю в следующий раунд.)
Кимико стряхнула катану. Белоснежные одежды были покрыты кровью поверженных ниндзя. Кимико старалась не смотреть на неподвижное и словно бы бездыханное тело своего супруга.
В ярком свете свечей Ким сняла маски. Безликим оказался Золотой Глаз, как Ким и подозревала, Железной Смертью - знакомый ей только по досье ронин Строитель, а настоящим главой организации ниндзя по имени Когти Ночи - ни кто иной, как Шосуро Гобей, брат покойного мужа губернатора Хиобу.
С улицы доносились крики и шум сражения – народ штурмовал тюрьму, желая добраться до конфискованного Магистратом опиума.
Фумимара беззвучной тенью спустился откуда-то сверху и склонился перед Кимико в низком поклоне.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.