Рицуко. Вечер третий

[i]В который я знакомлюсь с потенциальным новым сэнсеем, вижу, как страшны в бою Демоны, неудачно прохожу собеседование на работу, одновременно узнав, как я выгляжу в дорогом женском кимоно, и поучавствовав в своей первой дуэли. [/i] Деньги оттягивают не знавшие их прежде карманы. Решив, хоть немного отдать дочерний долг, перед встречей с сэнсеем заношу 1 коку матери. Она пьяна и весела... В полдень мы встречаемся с сэнсеем в районе Демонов в сакэхаусе. Сэнсей пьет и шумит, рассказывая о моих подвигах. Она привлекает к нам очень много внимания. Оттуда мы отправляемся к додзё мелькина-Рекея, где я по приказу сэнсея вступаю в поединок с учеником Рекея и одерживаю быструю победу. Масами прочит мне Рекея в будущие учителя, когда разрешатся наши проблемы с Ветеранами. Из додзё мы тихо переходим в укрытие, откуда наблюдаем страшное столкновение сбежавшихся за нашими головами Ветеранов с местными Демонами. Черный Они, огромный и страшный, с лицом, покрытым татуировками, словно маской, обнаженным несмотря на зимний мороз торсом и огромной татуировкой демона на спине, голыми руками уничтожает банду из пяти вооруженных ножами и топорами Ветеранов. Страшно смотреть на него. Кажется, сэнсей тоже в смятении. Он велит мне купить хорошее кимоно и отправиться вечером в Далеко Идущие Караваны, куда не без его хитрости мать отправила письмо, с просьбой принять меня на работу. Сидеть в лавке тканей странно и неловко. Мое видавшая виды одежда, старый плащ, который носили до меня, грязная обувь кажутся здесь неуместными. Теребя в руках прекрасный веер, кое как прорываюсь сквозь сладкие речи продавщицы, затягивающие бесконечным бессмысленным журчанием, и становлюсь обладательницей нового красивого кимоно, какого я никогда в жизни не носила (а носила я мальчишечью крестьянскую одежду, зашитую и перешитую матерью). Облачившись в это сокровище, отправляюсь в Далеко Идущие Караваны. Меня встречает Чинацу-сан - молодая красивая девушка-ронин, дочь хозяина Караванов. Как красиво, просторно и чисто у них! Как вежливы и обходительны речи Чинацу-сан. Веер Ночного Ветра вместо бокена в моей руке. Но все же не могу я справиться с охватившим меня гневом. Как похожи мы и как непохожи! Мой отец-ронин честно погиб на стене, а отец Чиназу вывозит краденные медные слитки из города, добытые потом и кровью рудокопов. И вот она угощает меня чаем, какого мы с матерью никогда не пили. Ее лицо покрыто белилами по Коку за флакон. Ее речь обходительна, а я моя груба. Снова и снова гашу я в себе ярость, отвечая на вопросы Чинацу, но не так я воспитана, чтобы терпеть унижение. Прямо говорю ей в лицо все, что думаю! Хорошенькое лицо ее заливает краска, ресницы хлопают, как крылбя воробья, испугавшегося кошку. "Пожалуй, мне не нужна ваша работа." - говорю я, пытаясь удалиться прежде, чем не смогу дольше сдерживаться. Однако же вежливый ответ Чинацу заставляет меня бросить ей в лицо новую правду, и мы, наконец, проходим в их внутренний дворик, чтобы скрестить наши мечи в поединке. О, как там красиво! но не до красоты мне сейчас. Мы замираем, глаза в глаза. Я оказываюсь стремительней, но ярость застит мои глаза и бокен рассекает лишь воздух у ее рукавов. И тут же катана Чиназу рассекает мое новое кимоно и мое израненное тело под ним. Я едва стою на ногах, и лишь благодаря оказанной мне помощи лекарем Караванов, могу добраться домой. О, как ненавижу я это нарядное кимоно! И весь этот мир, в который мечтала попасть, и который так чужд мне! Но не спится мне в сырой и грязной гостинице... Немного отлежавшись, иду к Акакуро-аптекарю, которого указал мне Го Хей Старый Кот, хозяин дома гейш, где поселилась моя мать. Он может сказать мне, где смогу я встретить своих врагов. Но его нет. Его призвали врачевать тех, кто пострадал в сегодняшних стычках. Мне все неймется. Прокравшись туда, вижу раненых, разместившихся на втором этаже. Вижу Бенкея - он воистину огромен! Настоящий гигант с лицом неразумного ребенка. И у него катана моего отца. Внизу слышен шум, сам Одноногий Джинзабуро со свитой пожаловал. Раненые, кто может ходить, спускаются на первый этаж приветствовать его. Ками играют странные шутки с нами. Я вижу мою катану, она лежит, никем не охраняемая! Лишь раненные и аптекарь сейчас в комнате. Но если хоть кто-то выйдет против меня, мне конец - так глубока рана, нанесенная мне Чинацу, что даже младенец смог бы одолеть меня сейчас. И снова сердце побеждает во мне разум. Распахнув окно, врываюсь в комнату, хватаю свою катану и под крики видивших меня раненых якудз, скрываюсь в ночи. [i](Получено: 5 экспы, 45 дамага (отлечено до 33), Black Steel Blade. Потеряно: 0,1 глори, 1.0 хонора )[/i]
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.