Toshi Ranbo. Рождение Кровавого Журавля

Кимико получает три лучших лекарства от депрессии: разговор по душам, вести из дома и кровавую месть. За свои деяния в Тоши Ранбо самурай-ко получает в народе имя Кровавый Журавль.
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

4 комментария

avatar
Пятиминутка переживаний.

Случившееся в опиумной курильне потрясло Ким. Она почти не переживала из-за своего поражения, но предательство Бенжиро ранило ее. Как мог этот мальчишка скрыть от нее, что между ними назначена дуэль до смерти?! Как он мог, зная об этом, искать ее дружбы! То, чего Ким удавалось избегать до сих пор, неминуемо должно было случиться вскоре – ей предстояло убить человека, к которому она привязалась.
Но хуже всего девушка чувствовала себя от правды о том, какое оружие она носила. Все вокруг знали! Вот почему на нее так смотрели в долине Кинтай и в Тоши Ранбо. Но никто не осмелился сказать ей.


В роскошных покоях магистрата Икома Кимико дожидалась исцеленная, наконец, Чикой Ариса. Алая Леди с приветливой улыбкой поднялась при виде Кимико. Между молодыми женщинами, несомненно, происходило что-то в последнее время – непонятное, загадочное и томительное, хранимое в дальних уголках души. Оно проскальзывало во взглядах, случайных прикосновениях, интонациях.
Но сейчас Ариса почувствовала стену между ними.
- Я прошу вас принять на себя обязанности чуи, - ледяным тоном сказала Кимико. – Убедитесь, что посты расставлены, работы ведутся и во вверенных нам кварталах не происходит никаких беспорядков. И прошу вас, пришлите ко мне человека, которому можно доверить доставку опасного и ценного груза. – Ариса поклонилась, принимая приказы. – Я хочу, чтобы вы остались на ночь в моих покоях. И позаботьтесь о том, чтобы меня никто не тревожил. Я не хочу никого видеть.
С ронином, выбранным Арисой, Кимико отправила обратно Акифусе доспех и но-дачи.
Оставшись одна, девушка погрузилась в молчание, неподвижная, пойманная в ловушку собственных мыслей.
avatar
Лекарство первое и второе.


Спустя, как показалось Ким, совсем недолгое время, она услышала спорящие голоса, и вскоре Ариса была вынуждена доложить, что Куванан-сан настоятельно просит встречи с ней.
Кимико взяла себя в руки, и придав лицу спокойное выражение, приняла сына Чемпиона клана. Пожалуй, Куванан был единственным человеком в лагере, в присутствии которого Ким не могла испытывать никаких отрицательных эмоций. Он смотрел на нее восторженными глазами, и с его губ не сходила улыбка, о чем бы они ни говорили. Кимико осознавала, какая это ответственность – быть героем в глазах юного самурая.
А когда Кимико прочла письма, которые принес ей кузен, мрачное настроение окончательно оставило ее. Ичиро писал ей о любви, отец с восторгом рассказывал о музыкальном слухе, замеченном им у внука, мать делилась волнениями о том, что Ичиро затевает что-то за ее спиной. Муж и мать были полны предчувствиями того, что их власти в Кьюден Какита скоро придет конец, и каждый пытался устроить свое будущее наилучшим образом.
avatar
Смерть и кровь!


Едва тяжесть, лежавшая на ее душе, развеялась, Кимико почувствовала обжигающее желание немедленной мести. Девушка попросила Йоритомо, так же впавшего в мрачное настроение от вынужденного простоя, присоединиться к ней в акте бодрящего кровавого насилия. Предводитель наемников сперва был склонен отказаться, потребовав за каждую голову гонорар в 20 коку, но когда Ким рассказала ему свою историю, воскликнул:
- Мне известно чувство неутоленной мести. Негодяй, убивший моего отца, сбежал от меня в море! Я пойду с вами!
И город умылся кровью.

Кимико, Йоритомо, Ариса и Бенджиро начали свой путь с запертой курильни Слепого Пса, узнав от покрытой татуировками прислужницы, где можно найти его людей.
Годжиро, самого крупного из телохранителей Пса, они нашли в местном додзё. Два десятка обнаженных до пояса мужчин занимались силовыми тренировками. Появление самураев было встречено недобрыми взглядами.
- Который? – спросил Йоритомо.
Ким не смогла сразу ответить, и Богомол, выхватив камы, принялся убивать безоружных здоровяков.
- Смерть и кровь! – воскликнула Ким, разя врагов трофейным но-дачи.
Бенджиро стоял у двери, не давая никому уйти, а Ариса смертоносной тенью скользила за левым плечом Ким. Выжившие в первые секунды резни бросились к стенам, хватая висящее на них необычное оружие. Ариса прикрыла Ким, собственным телом приняв направленный в нее сокрушительный удар тетсубо. Бенджиро оказался обездвижен обмотавшей его тело цепью кусари-гама.
Но вскоре Кимико и Йоритомо остановились, тяжело переводя дыхание, по колено в крови – им больше некого было убивать.

В следующее мгновение ширма, отделявшая комнату сенсея, отъехала в сторону, и Ким с Йоритомо увидели хозяина додзё. Самурай клана Барсука, хранящего древние традиции семьи Хида, был воистину огромен. Даже Йоритомо был ему едва по плечо. Разъяренный гигант с легкостью перекидывал из ладони в ладонь рукоять двуручного молота, которым можно было бы крушить крепостные стены.
Ким и Йоритомо, переглянувшись, бросились в атаку. Гигант словно бы не заметил два глубоких пореза, оставленных на его груди мечом Кимико и обрушил свой молот на голову Йоритомо, заставив того опуститься на колено. Пол под Йоритомо прогнулся, однако тот поднялся и нанес гиганту серию ударов камами, которые мелькали в его руках так же быстро, как крылья стрекозы.

Когда изрубленный гигант, наконец, тяжело повалился на пол, Йоритомо приподнял шлем и сплюнул кровью.
- Смерть и кровь! – в один голос прокричали победители.
avatar
И еще немного бодрящего насилия.


Доставив поверженных товарищей в госпиталь, Ким и Йоритомо лишь на минуту задержались, чтобы добить находящегося там раненого телохранителя Слепого Пса.
Путь кровавой мести привел их в подпольную курильню, принадлежавшую третьему телохранителю, и там тоже не осталось живых после их визита.
За главным из охранников Пса самураи отправились на принадлежащую ему ферму. Прежде, чем разделаться с ним, Йоритомо допросил здоровяка и узнал, что Слепой Пес жив и пытается покинуть город и вывезти опиум. Самураи сожгли ферму и поспешили вернуться в Тоши Ранбо.
Они успели как раз вовремя, чтобы перехватить караван, к которому присоединился Слепой Пес. Люди с готовностью расступились, вытолкнув вперед прогневавшего Ким наркоторговца.
- Будет ли для вас честью убить больного, израненного старика, - прохрипел Слепой Пес, упав на колени перед Кимико. Но та не раздумывая прекратила его существование одним четким взмахом своего меча. Караванщики поспешно скидывали с повозки его тюки, постоянно кланяясь Кимико-сама.
Сердце самурай-ко успокоилось. Поблагодарив Йоритомо за помощь, она поспешила в свои покои – смыть кровь и переодеться хотелось просто нестерпимо.

(Помимо душевного спокойствия и бодрости духа, Кимико и Йоритомо получили по 10 кг опиума. Длинную трубку Слепого Пса Ким привезет в Кьюден Какита и подарит супругу.)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.