Висящий город, Сессия 12

А теперь вы умеете ходить по воздуху Первая половина была полностью посвящена напряженным переговорам с Юду. Торговцы в целом пошли навстречу героям и пообещали поддержать в споре с Улией, но попросили ответных услуг. Герро-Ийя попросила Джулию заблокировать законопроект, который активно лоббировал покойный наместник. Законопроект дал бы возможность старателям наниматься на стороннюю работу, что, по мнению Ийи, повредило бы и Мариали, и Юду, а помогло бы геменийцам. Дело в том, что большинство старателей попали в Анасаж в долг — Мариали или Мореали оплатили им проезд и выдали подъемные. До тех пор, пока этот долг не компенсирован, они не имеют права уйти. К тому же не имеют возможности, но это уже мелочи. Если закон будет принят, то этим мгновенно воспользуется Гемения. У геменийского клана Ардонис, который присутствует в городе, есть арконские специалисты, которые умеют строить те самые ткацкие станки, из-за которых полис якобы и погиб. Но при этом не хватает дешевой рабочей силы. И три тысячи старателей в Анасаже как раз могут быть такой силой. Дядя Джулии, Гоши, с такими резонами согласился — старатели здесь для того, чтобы добывать кристаль, и если отдать их геменийцам, добыча упадет. В итоге герои во главе с Джулией согласились, хотя первоначально считали, что закон-то хороший, потому что облегчит участь простых людей. Алис-Нан, держатель рынка, попросил Джулию защитить от возможного преследования четверых людей из списка, который тут же и представил. Все эти люди не из кланов, и даже не из каких-то семей. Нан сказал, что они очень полезные, и если Джулия согласится взять их в клан Мариали на правах младших членов, их никто не сможет арестовать без ее согласия. Герои по понятной причине сильно напряглись — кому хочется покрывать непонятно кого, скорее всего преступника, и таким образом подставляться? Гоши в приватном разговоре с Джулией немного пояснил ситуацию с необычной просьбой. Дело в том, что Оренисы — это клан скавви, которым принадлежит право сбора всего, что выпадает из мглы на территории самого кратера. Но есть очевидная проблема — по всему кратеру разбросаны домики старателей, и довольно часто они успевают добраться до полезных вещей раньше, чем Оренисы. У эниалонцев есть полно право требовать свое обратно, но это сложно осуществить технически. Старатели же в большинстве случаев не могут использовать украденное сами. Вот тут на сцене появляются Юду, которые через посредников скупают ворованное и пускают в оборот. Естественно, у Юду и Оренисов есть неофициальная договоренность, согласно которой треть от выручки с этого бизнеса возвращается законным владельцам. Но такая ситуация несет понятные риски. Если кого-то из посредников схватят Мореали и выбьют показания, они могут этим давить и на Юду — за соучастие, и на Оренисов через руководство клана в Эниалоне — за попустительство. Нан хочет упредить возможный удар, сделав этих ключевых людей членами Мариали, что защитит их от ареста и позволит требовать их освобождения, если их схватят незаконно. Герои на этот план согласились с поправкой на то, что все четверо несколько дней поживут у гостях у Юду, а в клан их Джулия примет только тогда, когда ее старшинство будет неоспоримо. Наконец, Цикари-Дийа попросил Джулию похлопотать в Патее, чтобы Юду позволили использовать в Анасаже пассажирские корабли и перевозить паломников на священное озеро. В данный момент такое право есть только у клана Фэй, и в Патее у них есть могущественные покровители. Дийа, который контролирует перевозку воды для города, хочет иметь возможность перехватить бизнес в том случае, если Фэй решат сняться с места и переехать подальше от Анасажа и от Канандов, с которыми они уже давно конфликтуют. Выглядит такая просьба, конечно, как предолжение поучавствовать в торговом нападении на родню Герхарда, но это не так. На самом деле Юду хотели породниться с Фэй — младшая сестра Герхарда должна была выйти замуж за младшего брата покойного мужа Ийи. Как с этими планами быть теперь неясно, и Кано-Рой приехал в гости в частности и по этому поводу. Джулия сказала, что если Фэй сами поддержат такой ход, то она, естественно, сделает то, что зависит от нее. На этом весьма довольные друг другом переговорщики разошлись. Тем временем на раскопках произошло два интересных события. Во-первых, туда пришли люди их клана Мариали. Герои первоначально весьма удивились, потому что считали, что из клана в Анасаже остались только Джулия, Улия, Орос-Гоши с его людьми, и трое слуг, которые не были во дворце в момент его падения. Было даже предположение, что Улия начала вербовать людей для противостояния Джулии. Однако все объяснилось проще. Новые Мариали — это жители загородного поместья, которых этим утром перевезли в Анасаж. Во-вторых, в только что открытой комнате обнаружился странный труп. Был он, без следов воздействия мглы, а на груди у него зеленкой было написано «Оживите меня!» Учитывая, что в комнате, где его нашли, было полно медицинских снадобий, а в мире вполне известны вещества, замедляющие метаболизм, герои забрали тело с намерением откачать. Судя по всему, человек этот соорудил что-то вроде капельницы, но не для внутривенного использования, а просто чтобы жидкость медленно капала в рот, и таким образом растянул действие препарата на несколько дней, а не несколько часов, как обычно бывает. К тому же сам препарат был не обычной «мертвой водой», которые носят с собой все скавви, а чем-то более хитрым. Оживлением мнимого покойника занялись Люция и Трилом. Геменийка распорядилась делать искусственное дыхание и отогревать пациента, а Трилом попытался не без успеха разобраться, что же было в капельнице. В общем, человек, как ожидается, придет в себя через два-три часа. Тем временем Джулия, Лю и Кита отправились в гости к Арчи, сыну Улии, а по дороге решили поэкспериментировать с найденным артефактом. Удача им сопутствовала, и они смогли его активировать и даже разобрались, что он делает. Яйцо, погруженное в воду, можно раскрыть в красивый светящийся цветок. В 20-30 метрах от цветка минут через 20 все небесные пути «твердеют» - вокруг них появляется невидимая, но вполне материальная и очень твердая оболочка толщиной с человеческую руку. Эффект держится еще минут 4, если артефакт унести. Дидару на этом догадался, что могло вызвать падение дворца. Дело в том, что существует такое явление, пульс небесных путей, когда пути в довольно большом районе внезапно начинают несильно колебаться. Особых практических последствий у этого никогда не было, потому что пути нематериальны. Но вот если бы они были материальны, то от пульса могли бы расколоться все медленные зеркала разом. У героев сразу возникли очень неприятные подозрения в отношении кинонитов. Про Джара рассказывали, что он может ходить по воздуху. А незадолго до обрушения грзился, что «не пройдет и нескольких дней, как преступник будет наказан». Безумный проповедник, возможно, на деле является коварным террористом. А тем временем на экипаж героев прибыл человек от кинонитов — Идо-Уоллард, правая рука Джара.
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.