"Лабиринты и Минотавры": "Хотя что это я тебе верю - брось кубик"



В поисках царя Итаки
Мастер: Иван Коротких
Механика: Лабиринты и Минотавры

РРИкон в одной игре — именно так я могу охарактеризовать прошедший в прошлые выходные фестиваль разговорных ролевых игр.
Казалось бы, одна игра — это мало. Но вы даже не представляете, какая это была игра!

Предыстория: Одиссей уехал на поиски Золотого Руна и скитался десять лет… из которых пять лет прожил у Калипсо. Точнее — страдал. У нее от него пять детей — так сильно он страдал…

Мы — дети и друзья спутников Одиссея:
Ниобея, дочь Перимеда, охотница
Полуэкт, сын Полита, жрец бога Аполлона
Амон, сын Клеярха, вор
и
Ланс, друг Одиссея по битве у Трои, варвар

Жена Одиссея, Пенелопа, просит нас отыскать царя Итаки и вернуть его на законный трон. Нам ничего не остается, как согласиться. Она предоставляет нам торговое судно и рабов, а так же кинжал, который был у Одиссея, и рассказывает об острове Крит, правитель которого, Дихатоном, владеет волшебным блюдом: если рядом с этим блюдом положить какую-то вещь, то блюдо покажет, где был хозяин этой вещи спустя месяц после того, как последний раз касался вещи.
Так что наш путь лежит на Крик.

Но для начала нам предстоит познакомиться, и мы выбираем для этого питейное заведение «Амфора Красного».

Про корабль и гребцов:
— Гребцы рабы. Они могут только грести или не грести.

Полуэкт про себя:
— Я не похож на жреца Аполлона, я похож на жреца Диониса, но храма Диониса у нас нет.

Амон, про себя:
— Пока мой отец воюет вместе с Одиссеем, я потихоньку ворую в своем городе.

Полуэкт делиться познаниями:
— Чтобы мыться греки использовали масло — иначе у них падало личное обаяние.

Вот так мы и познакомились.
После чего отправились на базар, чтобы купить что-нибудь, чем можно торговать на Крите.
— Специфические итакские сувениры!

Ниобея наставляет Амона:
— Давай ты будешь воровать на благо нашего корабля.

Мы благополучно добираемся до Крита, где самый умный из нас — Полуэкт — идет общаться с царем Дихатоном.
Царь Дихатон, в своей манере:
— Нужно произвести настройку блюда.

Варвар Ланс поднимает себе настроение:
— Вы не забудьте меня забрать потом!

А Амон хочет обокрасть дворец Дихатона.
Немного про дихатомиан: они все лысые, без бровей и ресниц, и покрашены с одной стороны в черный, а с другой в белый.
Мастер — Амону:
— Чтобы быть похожим на местных, тебе нужно побриться, выщипать брови и ресницы и намазаться дегтем.
Амон, в своей манере:
— Чего не сделаешь ради воровства!

Амон, преобразившись, идет во дворец к Дихатону:
— Я вхожу к царю, кланяюсь и говорю, что пришел полюбоваться красотами дворца.

Ланс хочет принести на корабль денег единственным знакомым ему способом — ограбив кого-нибудь.
Партия подтролливает его:
— Варвар с деловым предложением.

Тем временем Полуэкт ищет свитки Гермеса в библиотеке.
Библиотекарь, с улыбкой:
— Сандалии с крыльями — не слишком надежный транспорт.

Партия собирается на корабле.
Варвар Ланс, тоскливо:
— Я не могу вернуться в команду без денег!

Варвар Ланс делится своими мечтами:
— Я хотел кого-нибудь щитом ебануть.
Мастер подсказывает:
— Ты можешь зайти в проулок и шибануть кого-нибудь щитом просто для удовольствия.

Ланс:
— Я возвращаюсь к торговцу финиками.
Торговец:
— Хочешь купить фиников?
Ланс, грустно:
— «Нет, мужик, просто плохой день» — и в морду ему даю.
Торговец закрывается железным блюдом, о которое Ланс разбивает кулак.
Партия, весело:
— Ничего, у нас лекарей полный корабль.

Ланс возвращается на корабль и уходит пить свою заначку.
Партия, издеваясь:
— Нужно было с этого начать день!

Полуэкт, задумчиво провожает Ланса взглядом:
— У меня есть «Божественное Лечение», но тратить его на этого дурака я не хочу.

Мастер подзуживает Полуэкта:
— Ты можешь обратить его в свою веру. А то он молится там своим пням.

Амон ворует четыре золотых и два самоцвета, после чего возвращается на корабль и возвращает себе человеческий облик:
— Побрил раба, сделал парик из его волос.
Мастер, осторожно:
— Можно шлем надеть…
Амон, строго:
— У этого раба были красивые волосы.

Мастер — Амону:
— Тебя воспринимают нормально. Как и любого человека с волосами.

Полуэкт и Ниобея поклоняются в храме Артемиды.
Священник Александр подзуживает Ниобею:
— Не будь скупой к своей богине! Богиня-то все видит!

Царь Дихатон дарует нам блюдо Прорицания на время, за три золотые монеты (Амон переплавил те, что украл у царя, чтобы скрыть оставленные царем риски), и настроив блюдо на кинжале мы видим, что покинув Крит Одиссей направился в Исмарок.

В Исмароке не любят Одиссея и греков. Царю Макару приходится сказать, что мы посланы убить Одиссея.
Мастер, после продолжительных увещеваний Ниобеи, вспоминает про механику:
— Хотя что это я тебе верю — брось кубик.

Тем временем Амон и Ланс пытаются продать всякую чушь на рынке, чтобы пополнить наши запасы.
Торговец — Амону, про встревающего в разговор Ланса:
— Это твой раб?
Амон, уклончиво:
— Это мой телохранитель.
Торговец, нервно:
— Так говори тогда со мной ты.
Амон, задумчиво:
— Мой телохранитель любит бить торговцев, когда ему что-то не нравится.
Торговец, все понимая:
— У нас тут тоже есть люди, которые любят бить телохранителей.

Так или иначе, царь Макар дает нам щит Одиссея, а так же двух своих лучших воинов: Мирона и Мирта.
Положив щит Одиссея рядом с блюдом Прорицания, мы узнаем, что Одиссей отправился в Микены.
Лучших воинов царя Макара мы убиваем по пути.

В Микенах день бога Диониса — то есть массовые возлияния.
В очередном баре Ланс знакомится с местным торговцем и пытается всучить ему наш товар.
Торговец, пьяно отмахиваясь:
— Не будем нарушать праздник торговыми делами. Приходи ко мне завтра в лавку… в два часа дня.

После Микен мы отправляемся на остров лотофагов. Правда, путь предстоит долгий, а еды всего-ничего.

Мастер, осторожно:
— Рабы вам бунт устроят.
Ниобея, в своем духе:
— Ну, у нас же есть какие-то методы убеждения? Типа палок и кнута?

Ниобея дает Лансу десять монет.
Ланс, грустно:
— Мне их тратить не на что: я только бухло покупаю.

Полуэкт воодушевляет рабов:
— У нас у всех личная цель. Только вы-то прикованы, а мы нет.

Ланс рассуждает, куда бы ему потратить десять монет:
— Тем более, мы путешествуем. В недвижимость вкладываться нелепо.

На острове лотофагов нам предлагают лотосы, но что-то лотосы кажутся нам подозрительными, а среди темнокожих местных жителей присутствуют греки. И они ничего не помнят.
Ланс от скуки идет на охоту.

Мастер, описывая:
— Ты выследил дичь. Куропатку.
Ланс, полный праведного гнева:
— Куропатку? Я думал, кабанчика…
Мастер, улыбчиво:
— Ты выследил носорога. Доволен?
Ланс, задумчиво:
— Выследил-то я выследил, а что теперь с ним делать?

Носорог знатно кромсает Ланса, а потом тварюшку отгоняют местные жители.
Ниобея — Лансу:
— Я лечу тебя, но считаю, что милосерднее тебя убить.
Ланс, жалобно:
— Я хочу жить…

У лотофагов мы находим плащ Одиссея, и он указывает нам следующую точку — остров Сардини.
Там живут странные существа с тремя глазами, и их брат-Циклоп, ослепленный Одиссеем. А еще у них в плену лирик Одиссея, Антиф, который ослеплен за Циклопа и вот уже восемь лет поет триклопам «Илиаду». Они готовы помочь нам, если мы докажем, что достойны, и наш сильнейший выйдет на бой с их сильнейшим.
Так как наш «сильнейший» — Ланс — здорово побит, на битву с сильнейшим из триклопов выходит Ниобея. И побеждает.
Антифа она забирает как трофей.
— Забирайте его, надоел уже со своей «Илиадой»

Следующая наша цель — остров Эола. Одиссей похитил Ветра Эола, поэтому остров Эола никуда не плывет, а просто дрейфует по волнам, и мы обещаем вернуть их Эолу обратно за информацию. Он рассказывает, что Одиссей отравился на остров лестригонов.
Мы причаливаем к острову лестригонов, и Амон идет первым — на осмотр.
Он не учитывает, что лестригоны — великаны. Зато по совету Ланса берет с собой мертвых птиц, которых мы настреляли утром — лестригоны боятся перьев.
Первое, что бросается Амону в глаза — арена. На ней человек в черных доспехах сражается с великаном. Великаны замечают Амона и посылают за лучниками, а пока те идут рассказывают, что человек этот сражается восемь лет, и никто из лестригонов так и не смог убить его. На нем доспехи Ахиллеса, но лестригоны этого не знают.
Амон, в своей манере:
— Поговорить с ним можно, когда битва закончится?
Лестригоны, в своей манере:
— Так тебя застрелят щас!

Но Амон успевает добежать до корабля.
А ночью мы собираемся на разведку.
— Мы облепляемся перьями!.. Это даже звучит ужасно.

Отлично замаскировавшись, мы не попадаемся лестригонам, да еще и находим воина в доспехах Ахиллеса — Антикура.
Ланс знаком с ним по битве при Трое.
Антикур — узнав варвара:
— Ланс? Что ты здесь делаешь?
Ланс, весело:
— Мы ищем Одиссея!
Антикур, через решетку:
— Здорово…

Мы освобождаем его и отводим на корабль.
Антикур очень рад видеть спасенного нами Антифа, и они собираются уединиться и хорошенько вкусить винца.
Полуэкт, нервно:
— Антикур, Антикур, пока вы там не напились еще, куда все-таки Одиссей-то отплыл?

Одиссей отплыл на остров Эйа, дом волшебницы Цирцеи.
На острове Эйа — сказочно красиво. Слышится женское пение, которое манит всех нас.
Партия и Мастер убеждают Ланса:
— Ну, пение…
— Женщина.
— Женщина зовет тебя, варвар!

Сама Цирцея сказочно красива. Только Ланс все еще сомневается.
Цирцея, увещевая:
— Хорошая погода, вино, вкусная еда, красивые женщины. Что еще нужно тебе для счастья, варвар?
Ланс, слабо:
— Но Одиссей!

К Полуэкту тем временем прибивается кабан, у которого точно такое же родимое пятно на боку.
Цирцея намеками рассказывает нам, что мужчины, остающиеся у нее, становятся частью ее коллекции.
А с Цирцеей мы заключаем сделку: мы даруем ей трех самых сильных наших мужчин (рабов), и за это она рассказывает, куда направился Одиссей, дарит Полуэкту кабана, да еще и снабжает нас едой.
А Одиссей направился в царство Аида. В ад.
Чтож, мы направляемся туда же.

На пробу мы кормим одного из рабов едой Цирцеи, потому что наша еда чудовищно быстро заканчивается. Через несколько дней раб превращается в быка… О да, у нас есть еда!

А Аид расположен на месте спящего вулкана.
Нам ничего не остается, как войти туда. Правда, за день до этого Ланс пытается лечиться и мимоходом поит своей лекарственной отравой Антикура. Антикура тошнит.
Перед тем, как спуститься в Аид, Ланс спрашивает, не одолжит ли ему Антикур своей доспех.
Антикур, нервно:
— Да пошел ты! Ты отравил меня какой-то хренью!
Кажется, это значит «нет».

Ниобея, осматриваясь в Аду:
— О господи, какой ад!
Полуэкт, в своей манере:
— Да, это он.

А на входе в царство Аида нас встречает Цербер.
Полуэкт, осторожно:
— Как скормить Церберу лотосы?
Мастер, улыбчиво:
— Ты можешь съесть лотос, а Цербер съест тебя.

Мы бросает в рот Церберу лотос, после чего Цербер выбирает своей жертвой Полуэкта. Полуэкт решат обратиться к Аполлону.
Мастер, весело:
— Ты можешь себя благословить — и Цербер бросается на тебя.
Полуэкт умирает в зубах Цербера. Напоследок он просит не есть его кабана, которого мы все еще возим на нашем корабле.
После смерти Полуэкта Цербер благополучно засыпает.
Тересий — прорицатель мертвых, давно уже мертвый сам, рассказывает нам, что Одиссей отправился на остров Гелиос.

У нас совсем нет еды, поэтому мы съедаем кабана Полуэкта, чтобы добраться до Гелиоса.
Кабан Полуэкта — это его отец, Полит, околдованный Цирцеей.

Мир глазами Полита:
— Я пробыл свинье восемь лет, а потом твои спутники сожрали меня!

На остров Гелиос Антикур идет с нами.
Мастер, описывая:
— Антикур на этот раз цел и невредим.
Партия, весело:
— Он уже проблевался.
Стоит нам выйти с корабля, как Ланс тут же попадает в ловушку, из которой чудом выбирается.

А на Гелиосе мы находим отца Ниобеи — охотника Перимеда.
Перимед, конечно же, узнает Ланса
— Привет, Ланс! Ты опять весь побитый, как всегда.

Ниобея, верх такта:
— Папа, ты живешь на Гелиосе восемь лет, чем ты питаешься, если животные Гелиоса отравлены?
Перимед, закрывая лицо руками:
— Травой!

Последний корабль Одиссея отплыл от Гелиоса к острову Тринакрии, куда мы и отправляемся.
Там на троне сидит нимфа Калипсо и ее супруг — царь Тринакрии Одиссей.
Ланс пытается не умереть и просит у Амона денег:
— Дай мне денег на лекаря, я сдачу верну!

Лекарь осматривает Ланса:
— Как тебе удалось выжить?

Ланса отправляют к лекарю, а сами мы просим аудиенции у Одиссея.
Ниобея пытается убедить Одиссея, но он не верит ни одному ее слову и считает сумасшедшей.
Тогда убедить его пытается Амон — ударом ножа в спину.
Одиссей уворачивается.
Одиссей, сурово:
— Кто ты, почему ты хочешь меня убить?
Амон, в своей манере:
— Да ладно, Одиссей, бес попутал.
Амон — сын врага Одиссея.
Одиссей прощает его и высылает с Тринакрии:
— Сумасшедшую с собой забери.

Мы возвращаемся в Итаку, где предлагаем царице Пенелопе самой решать проблемы со своим мужем — благо, теперь она точно знает, где он.

10 комментариев

avatar
Очень круто! Я завидую
avatar
Ну, может быть и вам однажды фортанет) спасибо))
avatar
Оперативно! Спасибо!
  • RRV
  • +1
avatar
Спасибо)) Игра была чертовски хороша, чтобы о ней промолчать))
avatar
На пробу мы кормим одного из рабов едой Цирцеи, потому что наша еда чудовищно быстро заканчивается. Через несколько дней раб превращается в быка… О да, у нас есть еда!
Ага!
avatar
Ну а куда деваться)) больше жаль было отца Подуэкта, которого мы съели от безысходности)))
avatar
Лучших воинов царя Макара мы убиваем по пути.

По этой дороге почему-то идут все искатели приключений в этой игре :). Можно «избранное» на сайт игры поставить?
avatar
Можно растаскивать цитаты куда угодно, но желательно ссылаться на этот пост или ставить копирайт)
avatar
ну пока ещё не разу ничего не украл, думаю и в этот раз обойдется. хех
avatar
Да я не против, на самом деле)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.