Ржавые Лики Ночи 05: Счета подоспели

Наши приключения в шизофреническом-ОСР-нуаре продолжаются! Итак, прошлая серия закончилась на том, что Конрад и Гастен выбрались из канализации, так и не добившись своей цели и оставив Ию на съедение крокодилам.
В этот раз отчет получился более «In character».

***

Паранойя и безысходность.

«Безобидный Слон» — дешевое заведение в Студенческом Квартале Ворнхейма, где можно и «змею пришпилить» (гусары, молчать!), и напиться по самым демократичным ценам в городе.

Гастен проснулся от тяжелого похмелья – в голове громко стучало. Он лежал в маленькой комнате на втором этаже «Слона». В этой комнате раньше жил его друг, Бран, который спас его от участи раба дворянского дома Фон Скорнов.

Бран умер в подземельях под Ворнхеймом в тот же день.

Спасти Гастена помогали друзья Брана. В рюкзаке одной из них, Хельги, лежащем в углу комнаты, покоились немногочисленные пожитки Гастена.

Хельга была загрызена огромной крысой в подземельях под Ворнхеймом.

Под кроватью Гастена лежала завернутая в мешок голова, принадлежащая статуе какой-то древней Богини. В которую влюбилась Ия, ревностная жрица Ворна… Отчаянно желавшая вернуть себе расположение своего божества.

Ию вчера сожрали крокодилы… В канализации под Ворнхеймом. И Гастен напился.

Из друзей Брана в живых остались только Конрад Край и Дэн Тэйлор. Вчера утром Дэн предпочел оставить их и исчезнуть в неизвестном направлении.

Сколько ещё осталось самому Гастену?

… Вскоре он понял, что это не в его голове «стучит». Стучали в его комнату.

— Конрад?

Ответа не последовало.

Гастен пережил несколько минут в компании самых параноидальных мыслей, прежде чем с мечом в руке открыть дверь. В коридоре никого не было, на полу лежала коробка. В коробке оказалась голова Дэна Тэйлора.

Привет, Дэн. Давно не виделись. Кто выколол тебе глаза?..

Побледневший Гастен стоял посреди комнаты, взирая сверху вниз на изуродованную голову. Он вспомнил недавние события…

Как они с Дэном заблудились, и попали в засаду воров в переулке. Убили одного из них и сбежали с его телом. Дотащили тело до «Слона», где узнали от Конрада, что за мертвецов платят гроши, и не стали связываться с местным «трупным» рынком. И бросили тело в канаву за трактиром.

Ден выколол тому трупу глаза

— Это будет наш фирменный знак, — сказал он тогда, — Пусть все будут бояться!

Гастен сейчас очень боялся.

Какие же они были идиоты… Притащить труп прямо к себе домой. Их легко вычислили другие воры из шайки и решили отомстить. Поэтому ли вчера Дэн смылся?.. Какая уже разница. Важно то, что… Гастен почему-то ещё жив. Почему?

Наверное, потому что это очень забавно – сначала попугать его.

Вскоре, в комнате над головой Дэна стоял и Конрад. Последний друг Брана, а теперь и Гастена.

— Мать-мать-мать-мать-мать…
— Нет, Конрад, это Дэн.
— Надо разузнать, как можно принести извинения Гильдии Воров, — Конрад не оценил юмор Гастена.
— Я не стану перед ними извиняться. Да и вряд ли они меня простят.
— Гастен, вокруг меня все умирают. Если и тебя прирежут, мне будет грустно.
— … Тогда нам нужно сваливать отсюда, причем так, чтобы нас не выследили.

Гастену было приятно, что в этом городе есть хотя бы один человек, переживавший за его жизнь. Они с Конрадом разбудили Дрокка и, собрав пожитки, решили спуститься в канализацию – воры следят за ними, но не полезут туда. Так они собьют воров со следа, выберутся на другой стороне города… и залягут на дно. Конрад был против того, чтобы брать с собой голову Дэна. Но Гастен не хотел её просто оставлять. Надо было слушать Конрада… Коробку отдали Дрокку – у него своих вещей почти не было. Про то, что в коробке, они Дрокку не сказали.

Нужно было только пережить поход через канализацию, полную гигантских плотоядных жаб, ядовитых многоножек и безжалостных призраков.

***

Когда они спустились на первый этаж и уже собирались покинуть трактир… Гастен увидел знакомое лицо. За столиком у стены сидела женщина со спутанными русыми волосами, облаченная в грязную походную одежду, пропахшую костром. Гроска, охотница, одна из суровых людей, живущих в диких лесах на севере. Гастен познакомился с ними во время своих странствий. До того, как его в клетке привезли обратно в Ворнхейм солдаты Фон Скорнов. Что она вообще может делать в Ворнхейме, так далеко от дома?

Гроска узнала его. Гастен приложил палец к своим губам, чтобы она видела. Шпионы воровской шайки могут быть среди пьяниц и завсегдатаев, что сейчас тоже находились в общей зале. Он не мог упустить шанс поговорить с Гроской, но хотел сделать это тайно. Гастен подошел к барной стойке, достал лист пергамента и уголек и стал писать сообщение. Хозяин трактира, Овгорд Калека, смотрел на него, как на идиота, закрывая лицо рукой.

Гастен дал ему серебряный и попросил передать пергамент Гроске, когда Гастен уйдет. Он написал «Выходи в переулок за трактиром, поговорим».

Когда они вышли, Овгорд передал записку Гроске. Девушка из глуши взяла пергамент… Посмотрела на него… И молча вернула Овгорду. Он тяжело вздохнул, и прочитал безграмотной Гроске сообщение, закрывая лицо рукой.

Гроска вошла в переулок. Гастен обдумывал разговор. Он и правда переживал за девушку – Ворнхейм пугал его самого, а Гастен был здесь рожден. Просто сверни не в тот переулок, и получишь полный мешок неприятностей. Он хотел ей помочь. Одновременно с этим он понимал, что закаленная в глуши суровая охотница сама может им помочь…

— Здравствуй, Гроска! Вот это неожиданная встреча. Что ты делаешь здесь? Тебя ведь не послали меня убить?

Это было просто шутка, но девушка серьезно обдумала его слова, прежде чем ответить, и это не вселяло надежду в Гастена.

— Нет.
— Ты в городе одна? Зачем ты здесь?
— Нужно помолиться Ворну. Задать вопрос.
— Так вы знакомы? – спросил Конрад.

Гастен познакомил их, и только хотел аккуратно продолжить неловкий разговор, как Конрад взял инициативу на себя:

— Слушай, нас тут хотят убить, и поэтому нам надо перебраться через канализацию, но там очень опасно и нас тоже могут убить, поэтому нам не помешает помощь. Что скажешь? А мы тебя за это проводим в Возвышенный Собор, помолишься там.

— Конрад, ты прирожденный дипломат… — выдохнул Гастен.

К его удивлению, Гроска обдумывала это предложение.

— Что за опасность в «канализации»? Люди? Или звери?
— Гигантские лангусты, гигантские крокодилы, гигантские многоножки, гигантские жабы… В общем, звери.
— Тогда я согласна.

Гастен удивился, как все легко прошло. Он даже заулыбался. Пока Гроска не продолжила:

— Не люблю людей.

***

Когда они спускались в канализацию вчера, почти за каждым поворотом группу ждала какая-то дрянь, что была не прочь полакомиться их сладким мясом. Сегодня вся канализационная фауна словно попряталась в своих клоаках. Само собой, суеверные «бомжи-убийцы» связали это с Гроской. Она шла впереди, и хотя была впервые в канализации Ворнхейма (как и вообще в канализации), она умудрялась определять нужное направление, находить какие-то следы и уводить группу от возможной опасности.

Конрад вызвался проводить Гроску в Собор. Гастен и Дрокк остались ждать их в канализации, у выхода на поверхность.

Конрад и Гроска протискивались сквозь толпу на центральной площади, проходили под Вратами Девяти Коррозий, стояли в тени Возвышенного Собора. Конрад видел, что Гроска совсем не приспособлена к жизни в огромном городе, такие толпы народа её очень пугали, хоть она и старалась не подавать вида. Не удивительно, что она согласилась пойти с ними в обмен на проводника до храма.

В Соборе служили мессу. Жуткие на вид священники Ворна, покрытые татуировками, в религиозных облачениях с поржавевшими символами веры, читали литании на непонятном языке.

— Кому здесь можно задать вопрос? – спросила Гроска у Конрада.

Конрад вспомнил о Мордреде Зордсоком, лидере паладинов, который выдал Ие, их подруге-священнице, священную миссию. Которую та не успела исполнить. Конрад переговорил со священнослужителем… И вот их с Гроской ведут в покои Мордреда.

— Сэр Мордред, — почтительно произнес Конрад, — Мы работали на Ию, которой вы дали важное задание, но вместо того, чтобы его выполнять, она отправилась в канализацию, где её съели крокодилы. Теперь вы об этом знаете.

Если бы Гастен был рядом с ними сейчас, то его бы хватил удар.

— … И вы пришли ко мне, чтобы передать «это»?! – Лидер паладинов был явно озадачен. И терял терпение.

— Нет, у нас ещё одно дельце есть, вот, девушка вам скажет (шёпотом в сторону Гроски: «Скажи что-нибудь важное, или он нас убьет»).

Гроска понятия не имела, как надо вести себя с важными представителями церкви, но она старалась копировать действия верующих. И быть учтивой.

— В лесах, в которых обитает мой народ, начался мор. Животные болеют. Дичь пала. Мы еле пережили голодную зиму. Старейшины не знают, что это за болезнь. Или проклятие. Нас послали в Ворнхейм, чтобы узнать, как бороться с напастью. Добралась до города только я. Ворн поможет?

Мордред, который уже почти вышел из себя, немного успокоился и задумался.

— Не каждый может говорить с Ворном. Не просто правильно толковать его слова. Я не знаю, что это за болезнь, дитя мое. Но я буду молиться вместе с тобой… За братьев наших меньших.

Конрад и Гроска почтительно удалились, пока им предоставлялась такая возможность. Гроска отправилась молиться у алтаря. То, что сам Мордред будет молиться Ворну ради народа Гроски – это внушало уверенность. Но, с другой стороны, она так и не нашла ответ или решение. Может, стоит поискать его в другом месте, не в храме?

***

Залечь на дно группа решила в таверне «Ледяной Шар», в Свинцовом Квартале. Свинцовый – полуобвалившийся старый квартал бедноты. Трущобы и грязь. Вряд ли Гроске понравится такое знакомство с городом.
До него они тоже добирались по канализации. Несколько часов блужданий… И ни одного монстра. Гроска – просто талисман удачи.

Гастен переживал по поводу их нового места обитания – «Безобидный Слон», на самом деле, был прекрасным местом – там пили, в основном, безобидные студенты, и редко заваливались суровые типы со злостью в глазах. А «Ледяной Шар»…

Оказалось, хозяйка трактира – Радика, сама раньше была приключенцем. И таверне дала такое название, «Потому что «Огненный Шар» — попсово!». Это внушало Гастену некоторый оптимизм. Они заказали новую одежду (чтобы воры случайно не узнали их на улице), и до утра, пока её не принесут, группа решила особо не высовывать носа из снятых наверху комнат.

Гроска тоже осталась в таверне. Ей очень не нравилось большое скопление людей, но она должна была слушать. И вечером, среди пьяного гогота, она смогла расслышать странные байки: мол, в канализации живет огромная жаба, аж в три человеческих роста, но самое необычное в этой жабе – она, по слухам, исполняет желания…

Утром группа понесла очередные потери. К Гастену подбежал Дрокк:

— Твой ящик, который ты мне дал! Там ГОЛОВА!!!

(Гастен грязно выругался про себя – он совсем забыл про ящик, который нес Дрокк).

— Да… Дрокк, не переживай, это голова моего друга…

Больше они Дрокка не видели. Гастен отнес ящик на кладбище.

Посовещавшись, Гастен и Корнад решили предложить Гроске присоединиться к их группе. Они намеревались снова отправиться «на заработки» в канализацию, а прошлый поход туда с Гроской прошел просто необычайно гладко. Они были нужны ей, чтобы выжить в безумном Ворнхейме. А она была нужна им, чтобы… выжить в безумном Ворнхейме.

Только они не знали, что предложить Гроске, чтобы она согласилась. Она считала, что у неё достаточно денег (должно было хватить на две недели проживания в «Ледяном»), явно не стремилась искать работу… Но стоило заговорить о канализации, как Гроска менялась в лице.

— Вы собираетесь в канализацию? Можно с вами?
— …?
— Там лучше, чем в городе.

***

Набрав факелов, инструментов и оружия (а также наняв одного парня в «Ледяном» вместо Дрокка), группа вновь спустилась в канализацию. Темнота и сырость. Они решили отправиться к обнаруженному позавчера странному месту – новой кладке посреди тоннеля, вызывавшей ассоциации с тайными проходами. Вдруг там есть что-нибудь ценное?

Они обнаружили, что их пометки, которые они оставляли на стенах мелом, кто-то стер. Зачем кому-то это понадобилось? Впрочем, Конрад и Гастен примерно помнили дорогу.

Они очень надеялись, что Гроска действительно приносит удачу. Конрад предложил Гастену пари:

— Если в течение часа с нами не происходит ничего плохого, я должен тебе две монеты. По окончанию часа, ты можешь либо забрать их, и тогда наше пари окончится, либо поставить ещё на один час. Тогда я буду должен уже четыре монеты… И т.д. Но если с нами случится что-то плохое – «банк» забираю я, т.е. ты будешь должен мне столько же монет. Идет?

Гастен надеялся выиграть у Конрада все его деньги (и на радостях всё ему вернуть).

Первый час поисков прошел благополучно. Две монеты, пари продолжается.

На исходе второго часа… Их нашли другие люди. Гроска напряглась, в темноте виднелся огонь чужого факела. Группа так и не выяснила, что это были за люди, их даже не удалось разглядеть, но оба «отряда» разошлись мирно. Гастену было очень любопытно, он постарался запомнить сиплый голос того из них, что вел «переговоры». Банк пополнился на две монеты, пари продолжается.

Вскоре, группа обнаружила ту самую «странную» новую кладку посреди стены. Они взяли с собой инструменты, чтобы выломать стену, но для начала решили попробовать найти какой-нибудь скрытый рычаг. Гроска вскоре нашла камень, нажатие на который действительно активировало механизм, и в стене оказалась секретная дверь. Гастен и Конрад переглянулись.

Вот только дверь вела в небольшую пещерку, в которой не было ничего, кроме мусора, нескольких лежанок, и ещё теплых остатков костра. Здесь кто-то обитает (или это перевалочный пункт контрабандистов?), и большинством голосов было принято решение не задерживаться тут.

Мда, они опять ничего не нашли. Конрад должен уже шесть монет. Что не изменяет факт: снова никакого заработка. Такими темпами и правда нечем будет платить даже за самые дешевые комнаты в «Ледяном». Примерно за такими мыслями героев настиг крокодил.

Чешуя показалась над водой, и отряд тут же ответил стрельбой: Конрад и Гроска осыпали бестию стрелами, наемник метнул копье, но все снаряды скрылись под водой… Гастен впереди встречал чудовище с мечом наготове. Он вспомнил позавчерашний день, крокодилов, окрашенную кровью воду, Грокка и Ию. И вдруг понял.

Что он безумно ненавидит крокодилов.

Пришел в себя Гастен, стоя над мертвой бестией и продолжая вонзать меч ей в пасть, делая все новые и новые дыры в её черепе.

— Ты портишь шкуру, — весьма резонно заметила Гроска.

Крокодил успел укусить Гастена за ногу, но тот даже не заметил. Это был триумф. Да, крокодил не был тем самым результатом алхимических экспериментов, и его шкура не была покрыта бриллиантами. Но это все ещё был крокодил.

Это была добыча, которую они унесут с собой. Гастен был так счастлив, словно они убили дракона.

***

Шесть золотых отправились к Конраду.

Они выбрались на поверхность. По улице Ворнхейма шли четверо оборванцев, и несли они, придерживая кто за хвост, кто за пасть, истекающую кровью тушу поверженного зверя. Люди провожали их полными удивления взглядами. Гастен уже видел, как матёрая охотница Гроска освежевывает тушу, отделяет дорогую шкуру, клыки…

— Чучело не получится, — сказала Гроска ещё в темноте канализации, — ты испортил ему череп.

— Что за хрень?! Это ещё что за…

Сержант и трое стражей, разинув рты, смотрели на проходимцев с громадной тушей, которую забили явно чем-то большим и острым.

— Это… обед.
— Чей?! – недоумевал сержант
— Мы… Разносим экзотическую пищу заказчикам.
— Да этой твари голову мечом проломили!
— Я почем знаю, чем на «крокодиловой бойне» крокодилов забивают, я только доставкой занимаюсь…

Хотя Гастену аргументы Конрада казались весьма убедительными, сержант приказал бросать свои мешки и приготавливаться к обыску.

Вот и всё, это конец.

За ношение оружия в этом городе могут и к смерти приговорить. Попались.

Несколько секунд тяжелых размышлений. Оружие Гастена надежно замаскировано, им занимался профессиональный оружейник, солдаты вряд ли его обнаружат. Остальные могут бежать, а Гастен останется страже, они обыщут его и ничего не найдут.

Вот только они держат всех под прицелом, а один арбалетный болт спокойно отправит соратников Гастена прямо к Ворну.

Напряжение нарастало.

Гастен видел, как взгляд Конрада стал твердым и решительным. Он решил драться? Другого выхода, похоже, нет. Мы все погибнем… Это конец.

Как вдруг Гастена осенило. Как можно было не подумать об этом раньше?

— Господин сержант, — Гастен поклонился, — мы простые курьеры, и нам приятно знать, что городской покой охраняют такие бдительные стражи. Могу ли я предложить пожертвование на благо городской страже?..

Оказалось, счастливые жизни всех членов группы стоят всего двадцать монет.

Через час они заносили крокодила в двери «Ледяного Шара». Дабы завести приятные отношения с хозяйкой, Радике сразу пообещали отдать крокодилье мясо.

— Это все замечательно, вот только вас здесь уже ждут, — озадачила их Радика.
— Кто?
— Вон тот господин, — указала хозяйка на один из столов.

За которым сидел Шут.

Зловещий Шут Фон Скорнов, с татуировкой паука на лице. Он запомнил их. И вот он здесь.

Конрад и Гастен отправили Гроску заниматься тушей крокодила. Они подсели к Шуту, и Гастен понял, что это куда больше похоже на конец.

— Ох и сложно было вас отыскать! Только нашел вас в «Слоне», как вы оттуда сбежали.
— А как вы нас нашли здесь? – Гастен не сильно верил, что они ещё долго проживут, но любопытство оказалось сильнее. Где они прокололись, когда скрывались?
— У меня везде есть свои люди, — ответил Шут.

Гастен обернулся в сторону Радики.

— Есть более важный вопрос, — заметил Конрад, — после встречи с вами мы останемся в живых?
— Кто знает, всякое бывает. Как бы там ни было, у меня есть для вас работа.

7 комментариев

avatar
Обычно я не люблю исключительно художественные отчёты, но это прям десять из десяти!

Несколько собственных наблюдений и впечатлений:

Вот только дверь вела в небольшую пещерку, в которой не было ничего, кроме мусора, нескольких лежанок, и ещё теплых остатков костра. Здесь кто-то обитает (или это перевалочный пункт контрабандистов?), и большинством голосов было принято решение не задерживаться тут.
Сегодня у меня были удивительно скучные броски — и чудовищ вам особо не попадалось, и тайник оказался вот совсем пустым.

Хотя Гастену аргументы Конрада казались весьма убедительными, сержант приказал бросать свои мешки и приготавливаться к обыску.
Впервые вижу, чтобы игроки так испугались стражи. Вот прям не остереглись, а серьёзно испугались. Вот что ретроклоны с людьми делают!

Вообще, всё происходящее вроде практически не выбивается за рамки вполне обычного городского дндшного кампейна, но атмосфера шизофрении и сюра всё равно весьма ощутима, да и играется свежо. Уж не знаю, чья в том заслуга.

Единственное что нуар не особо получается, несмотря на отрубленные головы и выколотые глаза)
avatar
Обычно я не люблю исключительно художественные отчёты, но это прям десять из десяти!
Спасибо, achievement unlocked!

Сегодня у меня были удивительно скучные броски — и чудовищ вам особо не попадалось, и тайник оказался вот совсем пустым.
Зато мы уверены в твоей непредвзятости!

Впервые вижу, чтобы игроки так испугались стражи. Вот прям не остереглись, а серьёзно испугались. Вот что ретроклоны с людьми делают!
Мы не испугались. Мы, извините, ОБОСРАЛИСЬ ОТ УЖАСА
avatar
Мы не испугались. Мы, извините, ОБОСРАЛИСЬ ОТ УЖАСА
Я, наверное, нехороший человек, но вот это чувство, когда игроки действительно боятся — причём всего — оно удивительно свежее, и, должен признаться, доставляет.
avatar
несмотря на отрубленные головы и выколотые глаза)
Которые к нуару имеют чуть менее, чем никакого отношения. ;)
avatar
В целом, оно-то да. Точнее, могут иметь, могут не иметь. Скажем, это были элементы, которые на этой игре могли стриггерить переход к соответствующему настрою, клише и сюжетным ходам.
avatar
Шикарно! А механика и так легко угадывается за описанием событий )
  • Den
  • +2
avatar
Обожаю художественные отчеты. Спасибо!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.