Toshi Ranbo. И с ног на голову.

[i]Продолжение того же дня, главный урок которого для лучшего усвоения повторяется дважды.[/i]
  • нет
  • avatar
  • 0
    • 0
    • 0
    • 0

6 комментариев

avatar
Точки над i в вопросах лояльности.
Когда совет, наконец, был закончен, Ким подошла к Дайдоджи Юджи.
- Юджи-сама, - вежливо обратилась к нему девушка, - я хотела бы получить дальнейшие распоряжения. Я подчиняюсь вам, а не Тсуме Рецу-сану.
- Я пока не могу отпустить вас, - сказал предводитель Соколов. – Давайте дождемся приезда Магистрата.
Кимико рассказала о ему о визите Слепого Пса и его предложении.
- Возможно, вас это заинтересует, - предположила девушка.
- Возможно, - кивнул Юджи. – Приведите его ко мне.
avatar
Иногда достаточно просто спросить. Поиски монокля приводят Ким к неожиданному открытию.
Видя, что Юджи действительно поглощен делами, Кимико решила сама расспросить Арису, стоявшую на часах в день ее прибытия в долину Кинтай, не видела ли она чего-нибудь или кого-нибудь подозрительного. Алая Леди все еще находилась в лазарете, отходя от тяжелых ранений, полученных в бою за Тоши Ранбо. Самурай-ко стали вслух проговаривать все, что помнили о том дне.
- Ронин Бенджиро стоял со мной на часах, - вспоминала Ариса. – И там еще был монах… Бродил вокруг несколько дней, хотел наняться к Рецу, но после вашего приезда я его больше не видела. В то утро он еще точно был там.
Кимико почувствовала, как ее сердце, сжавшись, выбилось из ритма.
- Вы помните его имя?
- Шина, кажется.
Какита Шина, принявший сомнительные дары Стелящейся Тьмы! До того, как Тьма коснулась его, он был неизменным соперником Ким во всех делах, учебе, дуэлях, борьбе за внимание сенсея и влияние в классе, блистательным, ярким, харизматичным и неизменно колким и едким в адрес девушки. Шина сорвал первый поцелуй с губ юной ученицы Академии, о чем Кимико никогда не хотелось бы вспоминать. Шина был единственным, кто сумел победить ее на дуэли. Он сбежал из монастыря, в который его поместил Тошимоко, и Кимико ждала встречи с ним, но не думала, что она случится так скоро.
- Если вы когда-нибудь снова увидите его, не подавайте виду, но сразу же сообщите мне, хорошо? – Кимико взяла Арису за руку и посмотрела ей в глаза, стараясь донести до нее всю важность этой просьбы. Ариса кивнула. Ее тонкие пальцы сжали ладонь Ким.
- Я попрошу Чику-сан, чтобы она уделила вам свое внимание, - сказала Кимико и вскоре выполнила обещанное. А так же отправила Джинаве бутылку отличного саке из запасов Икома Маничиру.
avatar
Кимико получает первый урок о пользе осторожности, вреде пьянства и том, что нельзя недооценивать простолюдинов.
А так же знак внимания от врага, считающего себя ее учеником и последователем.

Кимико решила не теряя времени навестить Слепого Пса в опиумной курильне и передать ему приглашение Юджи. Ариса и Джинава все еще были в госпитале, и Ким попросила Бенджиро составить ей компанию.
- Мне кажется, мы с вами учились вместе? – Ким решила прямо прояснить этот вопрос, прежде чем положиться на него.
- Да, я выпускник Дуэльной Академии Какита, - кивнул тот.
Она не стала одевать доспех, но взяла с собой верное но-дачи.
Молодые самураи шли по городу, и Ким казалось, что сами улицы смотрят на нее.

Юные дуэлисты заняли отдельный кабинет в курильне и заказали для начала токкури саке и по трубке опиума.
- И передайте Слепому Псу, что я жду его, - велела Ким покрытой с ног до головы татуировками девушке, принявшей их заказ.
Там, где пьют саке, зарождается дружба. Ким чувствовала, что и на этот раз старая поговорка не обманула. Беседа текла легко и непринужденно.
- Сенсей приглашал вас в дома гейш после занятий? – поинтересовалась Ким. От выпитого по ее телу разлилось приятно тепло, а каждая затяжка делала мир вокруг немного ярче,
- Да, и поверьте, это весьма сомнительное удовольствие – слушать сетования пьяного мастера.
- Думаю, все же менее сомнительное, чем чувствовать свою ущербность, понимая, что каких бы успехов я не достигла в тренировках, его внимание будет принадлежать ученикам более свободных нравов, - Ким покачала головой, прогоняя дурные воспоминания и улыбнулась, показывая свое ироничное отношение к сказанному. – Впрочем, теперь все это уже не важно. Давайте я угощу вас «тройным ударом», рецепту которого научил меня Тошимоко-сан? Но только в конце вечера, сейчас мне предстоит небольшой разговор с местным хозяином.

Слепой Пес без церемоний вторгся в их уединение, окруженный четырьмя крупными охранниками. Со злобным, чванливым, презрительным выражением на лице он подошел к столику, крутя между пальцами монету в пять бу.
Ким отложила трубку, собираясь начать разговор, но Слепой Пес перебил ее. Резким движением он бросил монету в чашечку с саке, стоящую перед Ким.
- Вышвырните их отсюда! Самурайским выскочкам не место в моем заведении, - Слепой Пес надменно посмотрел на молодых ронинов.
Ким поднялась, выхватывая но-дачи. Бенджиро саке и опиум сильно ударили в голову, и он, встав, не сумел удержаться на ногах и повалился под стол.
Слепой Пес снял с пояса длинную трубку, привлекшую внимание Ким еще в их первую встречу, и выдул в лицо девушки облако дыма. Знакомое дуновение коснулось ее щеки, растрепав волосы и защитив от едкого дыма. «Мамоно?», - пронеслось в голове у Ким. Стремительно взмахнув трубкой, как мечом, Слепой Пес выбил но-дачи из рук самурай-ко.
Ким выхватила катану, но ее первый удар не достиг цели. (Слепой Пес выигрывает инициативу. Заявка Ким – full attack stance, one strike two cuts,5 райзов для сплита на первом ударе. Промах. Второй удар – успешно на 50 пойнтов дамага.)Девушка сумела поразить лишь одного из нападающих, прежде чем остальные телохранители Слепого Пса схватили ее.
avatar
avatar
Кимико слушает монологи, узнает много интересного, страдает от унижения, но в целом выходит сухой из воды.
Тьма понемногу отступила, но Кимико не сразу смогла понять, где она находится, и что с ней случилось. Связанная по рукам и ногам, она висела вниз головой в темном, вероятно подвальном помещении без окон. Бенджиро был все еще без сознания и находился в таком же положении. Голова ужасно болела и кружилась, как от жестоких побоев, так и от недавнего опьянения.
Слепой Пес высокомерно смотрел на пленников. Он курил свою длинную трубку и прохаживался перед ними быстрым шагом, постоянно пребывая в движении, чем только усиливал барабанный бой в ушах Ким.
Взяв в руки но-дачи последней справедливости, он с благоговением провел рукой по лезвию.
- Как такой великий клинок мог попасть в руки такого ничтожества, как ты? Ты хоть знаешь, что за меч ты носила? – Слепой Пес снова принялся прохаживаться перед пленниками, куря трубку. Его движения становились все более резкими и стремительными, а речь изобиловала непонятными Ким словами и оборотами. Она понимала диалект, на котором он говорил, лишь частично. – Возможно, он старше самих Ками! Им сражались предводители огров, вновь и вновь восстававших против власти Фу Ленга. В руки людей он попал более пятисот лет назад, когда Сун Тао отбывал срок – что бы потом не наврали о возвышенных причинах его пребывания там - на Стене Каю. Клинок перековали под человеческую руку, и Хида дайме отдал его Сун Тао. Но когда он умер, совершив много подвигов во имя свободы простого народа, его ученик Терумуто решил раздать копии его учения семи «великим кланам», - Слепой Пес презрительно сплюнул себе под ноги. – Вы считаете, что отравив свою кровь ядом Ками стали чем-то лучше нас?! Слабые, ничтожные, высокомерные выскочки! Клинком владели величайшие герои, и каждый из них убил немало высокорожденных самураев, защищая простой народ. И сейчас, - Пес снова с благоговением коснулся пальцами лезвия, - он в моих руках… Нет, я не думаю, что достоин! Но я подберу ему подходящего хозяина!
Наркоторговец в последний раз затянулся и, поняв, что трубка пуста, сделал знак прислужнице заменить ее. Раскурив новую трубку, Слепой Пес посмотрел в глаза Ким, и в его взгляде читалась неприкрытая угроза:
- Но прежде, - сказал он, приблизившись к девушке вплотную, - я хочу услышать, как он попал в твои изнеженные самурайские руки.
- Я ничего вам не скажу, - устало произнесла Ким. Стук крови в ушах стал нестерпимо громким, девушка чувствовала, что вот-вот снова провалится в небытие.
- Что ж, я так и думал, - Пес оскалился в пугающей улыбке и резко развернулся. - Тогда приступим к пыткам. Гожиро!
Негодяй крикнул, вызывая своего подручного, и вдруг закашлялся. Изо рта у него пошла пена, Слепой Пес двумя руками схватился за горло, выронив трубку, и, продолжая кашлять, упал на пол.
avatar
Кимико второй раз за день получает помощь от того, кого считала врагом, и демонстрирует, что урок прошел для нее даром.

Дверь на лестницу открылась, но вместо здоровяка Гожиро в нее вошел Дайдоджи Бенкей, кажущийся тенью в своих неизменных черных одеждах.
- Какая встреча, - прошипел он своим тихим змеиным голосом. – Ты узнаешь, Слепой Пес? Твоя любимая смесь – ночное молоко и огненный укус, - которой ты отравил стольких людей, встававших у тебя на пути. Но я добавил туда еще один ингредиент. Чувствуешь, как яд разъедает твою глотку, прежде чем попасть в кровь? – Бенкей внимательно смотрел на бьющегося в конвульсиях и кашляющего Слепого Пса. Даже испытывая ужасные мучения, тот был полон ярости, выплевывая вместе с пеной и кровью проклятья и угрозы.
Бенкей позвал прислужницу и освободил с ее помощью обоих пленников.
Прежде чем развязать Кимико руки, он задал ей несколько вопросов, чтобы убедиться, что она способна контролировать свои поступки. Девушку удивило, что Бенкей способен разговаривать с ней без завуалированных оскорблений. Дайдоджи предложил Ким принять настой, который избавил ее от последствий опьянения, и им же смазал губы ронина Бенжиро.
- У нас есть несколько минут до того, как он придет в себя, - произнес Бенкей, убирая флакон с сильно пахнущей жидкостью в складки кимоно. – Вы знаете, кто этот человек?
- Ронин Бенджиро? - удивилась Кимико. – Я так понимаю, он Какита в ронинском паломничестве, как и я. И он достойно сражался все это время.
- Вы понимаете не совсем верно, Кимико-сан, - произнес Бенкей. – Бенджиро – тот самый ронин, который этой зимой одолел всех дуэлистов Кьюден Какита. Ваш муж постарался удалить его от двора, но он, наверняка, дожидается дуэли с вами, как с йохимбе Ичиро-сана.
Выражение лица Кимико никак не отразило ее чувств по поводу этой новости.
- Разве вы не хотите убить его сейчас, пока он без сознания? – удивился Бенкей. – В случае с Киншином это оказалось отличным решением проблемы.
- Мне так вовсе не кажется, - ледяным голосом отрезала Ким. – И, можете не сомневаться, я с удовольствием приму любой вызов. Если этот мальчик окажется достойным противником, я буду только рада.
Кимико была уязвлена тем, что Бенджиро скрыл от нее правду. Но мысль о том, что она может бояться встретиться с ним на дуэли, ее просто возмущала.
– Я хотел бы спросить вас о том же, что и этот негодяй, - сменил тему Бенкей, кивнув в сторону корчащегося на полу Слепого Пса. – Как этот меч попал к вам?
- Мне передал его старик, по имени Акифуса, в дне пути от долины Кинтай.
- И что вы собираетесь делать с клинком дальше? На вашем месте, я бы не стал носить его.
- Отошлю обратно, вероятно, - Ким испытывала мучительный стыд, боль и обиду, но старалась сохранять безучастное выражение лица. – Я думаю, мне стоит прекратить его страдания, - Кимико взяла со стола свою катану и подошла к Слепому Псу.
- Ну что вы, - прошептал, растягивая слова, Бенкей, - он так оскорбил вас. Не делайте этого.
- Он ваш пленник, а не мой. Не мне решать его судьбу, - Ким убрала катану.
Девушка подумала о кошмарах, которые, вероятно, вернутся, когда она вернет но-дачи прежнему владельцу.
- Насыпьте мне опиума на коку и доставьте в мои покои, - приказала она татуированной прислужнице, единственной живой душе, кроме них самих, оставшейся в курильне.
Вскоре Бенжиро пришел в себя. Кимико помогла ему подняться по лестнице.
Сев в повозку, молодые люди вернулись в замок.
- Я и не думал, что вы такая слабая и нежная…. Так нуждаетесь в защите… - проваливаясь в сон бормотал Бенджиро. – Как вам одиноко на вершине…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.