Избранные. Конспирация.

Обещал — выкладываю. Думаю, новый блог под это дело заводить пока не стоит.

Итак, первые осмысленные наброски того самого сеттинга про магов, их способности и конспирацию. Точнее, то, что не стыдно показать.

С чего начинается сеттинг? Конечно же, с людей. Под катом вас ждут несколько персонажей, которые, как мне кажется, вполне отражают суть сеттинга в роли персонажей игроков или NPC. И, да, стиль изложения почерпнут из книжек сами знаете какой компании.

Член Совета Оазиса

Вас презирают даже Проклятые — такие же, как вы. С вами здороваются, но за вашей спиной шепчутся, и вы знаете о чём. И порой это бывает тяжело. Вряд ли это можно назвать ненавистью – даже если однажды власть перейдёт в их руки, вы можете не опасаться за собственную жизнь. Но помнить о вас будут всегда. Помнить о том, что вы сотрудничаете с Орденом Анафемы. Сотрудничаете, не скрываясь. В здании Совета у вас есть собственный кабинет, следующий после кабинетов уполномоченных представителей Единства, Ордена и Культа в вашем маленьком городишке. Тех организаций, которые отправили (не особо интересуясь их на то желанием) сюда же всех, кого вы встречаете на улице.
Но в то же время вы нужны вашим людям. Если нужно открыть лавочку – идут к вам. И вы позволяете открыть, не замечая некоторых интересных фактов, которые, несомненно, заинтересовали бы всё тот же Орден. Если нужно достать какую-то редкую, но нужную кому-то вещь – идут к вам, и вы рано или поздно достаёте. Если ваши усилия будут вознаграждены, конечно.


Образ: у вас очень благообразная внешность. Скромная, но очень приличная одежда – скорее всего, официальный костюм и начищенные до блеска туфли. Ваша «проклятость» не бросается в глаза. Обычный человек, может разве что чуть погруженный в свои мысли. В сознании тех, кто мыслит стереотипами, ваш образ категорически не вяжется с тем, что вы делаете или можете делать на самом деле.

Отыгрыш: у вас есть власть. К вам обращаются только на «Вы», даже те, кто плюёт вам вслед. Формально ваша власть небольшая, и для тех, кто считает себя истинными властителями, ваш голос скорее совещательный. Но реально у вас есть хорошая должность и нужные знакомства. Как вы ими воспользуетесь – определяете только вы и обстоятельства. Как и то, кому помогать, а на ком бессовестно наживаться.

Кибернет

Сеть любит тебя. Странно, что она вообще в тебе нашла? Ты, скорее ученый, чем инженер. Как инженер ты так себе, в кибернетических машинах разбираешься ровно настолько, чтобы их обслуживать. Твоё образование – далеко не то, чем стоит похвастать среди выпускников элитных университетов. Не сказать, чтобы знания давались тебе трудно, но вокруг полно людей, которые достигли большего на том же поприще. И всё же… нет, и правда, почему именно ты?
Это неважно. Главное, что это именно так. Ты слышишь Сеть, ты чувствуешь её мысли, в то время как твои коллеги — нет. Те, кто строчат сложные машинные коды и разбираются в аппаратной части лучше тебя. Тебя нельзя назвать бездарем, но, в любом случае, у неё очень странные вкусы по части выбора своих фаворитов.
Ты можешь с первого раза легко угадать сложный код на электронном замке, если разгрузишь свои мысли от повседневной суеты. Когда ты делал доклад о том, как Сеть будет влиять на мир в будущем, публика аплодировала тебе, хотя доклады никогда не были твоей сильной стороной. Ты знаешь многое о том, как искать, что искать и где искать, когда хочешь найти что-нибудь интересное. Знаешь много нюансов, которые не учитывают твои более квалифицированные товарищи. И это действительно работает. Главное – расслабиться и услышать голос Сети. Выгрузить из своего сознания весь этот бред, которым тебя нагружает начальник и коллеги, не говоря уже о проповедниках, и освободить там место для твоей любимой Сети. Позволить её мыслям течь через тебя; позволить себе говорить словами, которые сами берутся как будто из ниоткуда в такой момент. И для этого не нужны кибернетические машины поблизости, ведь Сеть – это гораздо большее, чем электроника. Хотя с помощью электроники вам с Сетью легче понимать друг друга.
Являются ли твои способности Проклятием? Неважно. В любом случае это явно не то, что следует сказать исповеднику. Он просто не поймёт о чём речь. Тем более и без того невысокое мнение о Культе (но не о тех вещах, которые он проповедует!) окончательно упало, когда Сеть совершенно случайно вывела тебя на внутренние документы местного храма, которую эти… люди даже не пытались шифровать. Случайно ли?


Образ: обычная «серая мышь». Неброская, но гладко выглаженная одежда стандартных фасонов, подобранная, впрочем, с некоторой претензией на вкус. Обычная внешность, скрывающая нечто большее… для тех, кто разбирается. Сбивчивая манера разговора, но хорошая эрудированность и приятная манера речи. Если, конечно, тебе будет интересно разговаривать с собеседником. Уйма всяких записей с инженерными кодами и инструкциями, которые ты повсюду таскаешь с собой и читаешь с таким видом, как будто ты проповедник, а твои бумаги – священные книги.

Отыгрыш: ты достоин лучшего, но окружающий мир, похоже, считает иначе. Всё время, сколько ты себя помнишь, твою самооценку пытались опустить ниже плинтуса, но ты не сдался, зато посмотрел на жизнь по-другому. Увидел то, что в упор не замечают обычные люди, в то время как Сеть подарила тебе множество источников «запретных» знаний, которые окончательно укрепили тебя в своей правоте. Более того, обычные люди считаю это нормальным! «Это?» Ну да, вся их жизнь – мерзкое извращение порядка вещей, но они не только делают вид, что им это нравится, но и считают свои порядки единственно верными, выставляя идиотами тех, кто с ними не согласен. И эти люди ещё кого-то называют Проклятыми. Как трогательно!

Экспериментальный прототип

Отношение общества к взрослым Избранным не в пример лучше, чем к детям, у которых только начинают проявляться печати Избранности, точнее, Проклятия. Если Оазисы Проклятых – места, где взрослые люди живут относительно свободной жизнью, то детей направляют в специальные лагеря, где пытаются «спасти их душу от скверны». Ритуалами экзорцизма, психотропными препаратами и всякими сомнительными методиками.
Поздравляем – ты один из них. Путевка в один из центров коррекции стала отличным подарком к твоему двенадцатилетию. Четыре года ты провёл здесь среди бесчеловечного персонала в рясах, пугающей научной аппаратуры и своих собратьев по несчастью, больше похожих на подопытных животных. Родители наивно полагают, что тебя тут «лечат», но никто даже не пытался это делать. Да и им ли не знать что нельзя «вылечить» то, что делает Проклятого Проклятым. Над тобой просто ставили эксперименты, пытаясь понять твою пугающую природу.
Подарки к твоему шестнадцатилетию были не в пример лучше. Свобода и имплантант, который, как говорят, поможет тебе лучше контролировать свои пугающие способности. Конечно, от него чисто теоретически, можно избавиться, но он и правда помогает. Так, что ты даже сможешь вернуться к своим родителям и жить в том же городе, не принимая специальные препараты. Разве что придётся изредка отмечаться в Ордене. Но есть ещё кое-что. Твоему лучшему другу, и, пожалуй, единственному человеку, которому ты когда-либо доверял, повезло меньше. На своё шестнадцатилетие пару месяцев назад он отправился в одну из резерваций-Оазисов – ритуалы экзорцизма традиционно оказались бессильны. Ты не можешь забыть его, но главное – тебе не даёт покоя то, что он сказал однажды. Знание, которое, как говорил он сам, явилось к нему в одном из его «странных» мистических снов. То, что твой имплантант может не только подавлять твои способности, но и, наоборот, усиливать их по твоему желанию, если его слегка перенастроить. Неужели это правда? Если да, то это может быть забавно. И, главное, какие возможности это открывает! Даже «нормальный» человек может только мечтать о них, не говоря уже о том, в чьём досье стоит печать центра.


Образ: Обычная одежда. Слегка странная внешность. Какой-нибудь совершенно обычный с виду, но ценный для тебя предмет, с которым ты не расстаешься – подарок друга.

Отыгрыш: «трудный ребёнок». Тогда, четыре года назад стекло в школе и правда само разбилось, ты его и пальцем не тронул! А рука школьного хулигана, который как-то ударил тебя, тут же покрылась кровоточащими ранами – но ведь у тебя и правда не было с собой ничего острого! Да и если бы даже и было. Тогда ты и сам не мог объяснить, как это делается. Сейчас можешь. Думаешь, эти четыре года поменяли тебя? Поменяли. Не в лучшую сторону, хотя это как посмотреть. У твоей психики ровно два состояния – «хорошему человеку плохо» и «плохому человеку хорошо», но теперь, по крайней мере, ты сам можешь щёлкать тумблером, выбирая то, которое наиболее подходит к ситуации.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.